Я - экотурист: Destination: Азов-гора


4123


Автор очерка:   Станислав2 Карпов

АЗОВ-ГОРА

Азов-гора является символом моего родного города - Полевского, что в Свердловской области. Он основан в 1718 году и известен как колыбель бажовских сказов, город металлургов, горняков и камнерезов. Давайте совершим экскурсию к самому популярному туристическому объекту, памятнику природы, истории, археологии и литературы, высотою 589 метров над уровнем моря и площадью в 217 га. А поможет нам в этом нелёгком деле, мой личный опыт (как руководителя Туристско-информационного центра Полевского городского округа), литературно-художественные произведения, научно-популярная литература, периодика, а также воспоминания старожил нашей глубинки.

«…вершина Азов-горы с ее каменными башнями,
напоминающими застывших великанов, была для обитавших
в этих местах вогулов (манси) местом поклонения духам
природы и душам предков. …Глубокие и разветвленные ущелья,
заросшие порой непроходимыми кустарниками, каменистые осыпи,
множество подвижных камней делают этот массив дремучим,
загадочным и чрезвычайно притягательным…».

(альманах «Полевской городской округ», 2008)

До нашей природной красавицы, расположенной в северо-западном направлении от Полевского, можно добраться несколькими способами:

1) выйдя из автобуса № 106 на остановке за поворотом в посёлок Зюзельский, двинемся по асфальтовой дороге Зюзельский - Большая Лавровка мимо Средне- и Верхне-Железянских прудов, отворотки на ключик Синюшкин колодец, до пересечения с лесной дорогой (3 км). Здесь имеется площадка для остановки автотранспорта. Повернув направо, идём к вершине горы (20-30 минут). Дорога, местами каменистая, идёт по сосново-берёзовому лесу с примесью осины и липы. На подъёме она пересекает заросшую квартальную просеку север-юг. Перед верхним плато Азова встречается тропа, ведущая на северо-восток, к Зюзельскому. На этой тропе неподалеку сохранились остатки горной выработки, идущей под землю на 10 метров с небольшим уклоном. Выработка, по-видимому, связана с добычей медной руды 100-150 лет назад. Недалеко от неё можно разыскать остатки металлургического шлака;

2) выйдя на конечной остановке в посёлке (на площади), выходим на улицу Чкалова и идём по так называемой Чкаловской просеке (она фактически является продолжением улицы Чкалова). Сначала переходим речку Железянку выше Питьевого пруда, затем идём вверх по северо-восточному отрогу Азова;

Посмотрите, как по этому маршруту в конце 1930-х годов добирались до Азов-горы Борис Рябинин и известный уральский писатель Павел Бажов: «Из Зюзельки мы направились на Азов. Постепенный подъем на гору начался почти сразу же за последними домами Зюзельки. Едва заметная полевая дорожка виляет из стороны в сторону. Следуя капризным ее поворотам, машина то спускается в неглубокие лощины, то продирается сквозь кусты, то лезет круто в гору. Скоро не стало и той дорожки. Машина осторожно идет прямо по лесу, оставляя за собой две глубокие колеи примятой травы. Трава высокая; порой целиком скрывает колеса. Воздух насыщен ароматом трав, цветов и жужжанием слепней. Слепней - мириады! Хорошо, что мы не воспользовались лошадью, которую нам предлагали на руднике. Слепни наверняка довели бы ее до бешенства. Чем дальше, тем круче подъем. На пути часто попадаются огромные прелые колоды. Вот пень, в дупле которого могут без особого труда поместиться стоя два человека. Каков же был здесь лес лет двести-четыреста назад? …Стоп! Впереди из-за деревьев выглядывают каменные глыбы. Близка вершина. Дальше можно - только пешком. Поставив машину в тень, лезем по тропинке на кручу. Камни, шишки сыплются из-под ног. Низко нависли ветви; приходится раздвигать их руками. Мелькнула и исчезла в траве змея - не то уж, не то гадюка. Не до того: слепни все не отстают, жужжат... жужжат окаянные! Влезли…». (Б.С. Рябинин. «Золотое дно: очерки», 1941).

3) возможен путь на Азов-гору непосредственно из южной части Полевского. Эта дорога получила название Ключевской. Идти нужно вдоль реки Полевой (вверх по течению), на которую можно выйти с улицы Карла Маркса. После невысокой горы Острой дорога спускается к левому притоку Полевой - ручью Церковнику. За устьем Церковника дорога идёт в западном направлении вдоль реки Полевой 500 м, пересекает квартальную просеку север-юг. За просекой надо быть внимательным: здесь на развилке лесных дорог легко ошибиться. Более заметная дорожка продолжает идти вдоль Полевой, постепенно загибаясь к юго-западу. Правая, менее выраженная, поднимается в гору. Именно по ней надо идти к Азову. От развилки до Лавровской дороги остаётся 1 км. Затем дорога поднимается к вершине (1,5 км). Всего от окраины Полевского до Азовского плато 7 км.

Не зря наш город украшает
Гора с названием Азов.
Горящих сердцем приглашает
Здесь обрести духовный кров.
Пройти невидною тропинкой,
Рябины кисть приобрести.
Вновь стать вселенскою былинкой
И всё отдав, добро нести.
И осознавший право сердца,
Придет сюда ещё не раз.
Не дверь, но в будущее дверца,
Как указал бажовский сказ.

А. Речкин

Итак, мы на пути к Азов-горе! По дороге встречаются огромные камни и небольшие скалы, покрытые мхами и лишайниками. И вот неожиданно возникают грандиозные стены и башни «каменного города». Местами вершина горы походит на острый зубчатый гребень или на спину древних звероящеров, кое-где они «выложены» словно ворота. Верхнее плато Азов-горы тянется с севера на юг. Северную часть плато венчают громадами вздыбившиеся серые скалы-великаны, которые тянутся гребнем почти на 1 км. В восточном направлении скалы постепенно снижаются, полого спускаясь в сторону города. С вершины хорошо просматриваются: главный Уральский хребет с горой Берёзовой (609 м), гряды змеевиковых холмов, голубые чаши разлившихся прудов, девятиэтажки южной части города и трубы Северского завода. Простору-то сколько!

Борис Рябинин продолжает описание похода на Азов-гору: «…Влезли. Ровная площадка. Много тени: кусты, деревья. Под березами избушка с дерновой крышей. В избушке ведро с водой. Напились. Вода прохладная, вкусная - ключевая. Метрах в пяти от избушки дымит костер. Огонь едва видно в клубах сизого дыма, выбивающегося из-под дернины, наброшенной на поленья. Две лошади стоят, поникнув головами над костром; отмахиваются хвостами, прядут ушами, щурятся от едкого дыма. Подозрительно пахнет паленой шерстью. Одна из лошадей резко встряхивается и опять лезет мордой в костер. В этом единственное спасение от оводов. Кроме лошадей - никого. Площадка упирается в скалы. На самой высокой из них видна триангуляционная вышка. …Вышка служит наблюдательным пунктом лесоохраны. На ее площадке дежурный охраны посматривает по сторонам. Второй дежурный бродит где-то в лесу, собирает ягоды. Это их кони и избушка. Ну, вот мы и наверху. Сколько здесь воздуха и солнца! …Глубоко в долине белеют домики Полевского. Окрестные холмы с высоты Азова кажутся едва заметными возвышенностями. Плывут облака. Даль подернута дымкой. …В ясную погоду отсюда Свердловск видно. …Мысли невольно переносятся к тем временам, когда у подножия этих величественных скалистых вершин пробирались на восток вооруженные караваны. Сколько требовалось решимости и мужества, чтобы идти вглубь неведомых земель!»

В средней части - большая поляна с местами отдыха и костровищами. На втором щите у стоянки ранее была карта-схема скалистых гребней вершины, основных троп и экскурсионных объектов Азов-горы, а также правила поведения туристов в зоне этого уникального памятника (со временем изображение на щите выцвело). Южную часть плато занимает скалистая вершина Малого Азова (564 м), которую посещают гораздо реже, чем скалы Большого Азова.

Ещё недавно здесь можно было увидеть гигантские прямостоящие глыбы, между которыми был проход. Это место так и называлось «Ворота». «Они действительно похожи на ворота. Представьте себе две огромных каменных глыбы, поставленных вертикально одна против другой. Между ними проход метра в три ширины. Это своеобразный перевал через Азов. Темный окрас камней (в тени они кажутся почти черными) контрастирует с яркой, залитой солнцем, зеленью травы и кустов. …Пока доберешься до этих “ворот”, попыхтишь и семь потов сойдет… крутизна!», - рассказывает один турист.

«Гора Азов, - пишет Н.П. Архипова в книге «Природные достопримечательности Екатеринбурга и его окрестностей» (2001), - одета берёзово-сосновыми лесами, местами со значительными участками липы под их пологом. В травяном покрове липовых лесов сохранились виды растений доледникового и ледникового времени - реликты (копытень европейский, чина Гмелина и др.), а на скалах и среди изреженных сосняков, особенно по склонам южных экспозиций, типичны представители горно-скальных степных видов: гвоздика иглолистная (белая), астра альпийская, полынь шелковистая, богородская трава, овсец пустынный (указанные виды занесены в Красную книгу Среднего Урала и охраняются законом)». В лесу много ягод (особенно черники) и грибов (подберёзовики, подосиновики, синявки, опята).

У юго-западного подножия скал Большого Азова - два небольших безымянных родника. Выше, на скалистой седловине - ещё один. Дров больше на Малом Азове.

По мнению полевчанки М.И. Тёткиной (1898 г.р.), в одном из родников не вода, а слёзы девки Азовки. «Когда ее заточили в пещеру, стала слезы лить горькие, просить, чтобы выпустили ее на свет поглядеть. Да не тут-то было. Не разжалобила Азовка разбойников, не выпустили ее из пещеры той. Так и плачет она, все глаза уж выплакала. Потому и родников у Азов-горы совсем уж мало осталось. Нет уж больше слез у Азовки…»

Недалеко от Азов-горы есть два больших древних культовых камня-столба причудливой формы - камень Солнца и камень Луны, к которым с незапамятных времен приходили поклоняться язычники.

Обязательно стоит посмотреть и сфотографироваться с такими камнями как Окаменевший воин и Неандерталец, со скалами Четыре Богатыря, Рыжая, Одинокий идол, гребешком «Зуб скалолаза».

Углубим наши знания об Азов-горе: поговорим о её составе, названии, легендах и кладах.

Ещё в середине позапрошлого века, посетивший её известный геолог Э.К. Гофман писал: «Гора Азов имеет две вершины, которые густо покрыты лесом... Она сложена зелёным сланцем, порфиритом и известняком». Сегодня известно, что гора образована лавами базальтового состава и имеет тектоническое происхождение. Основной достопримечательностью этих лав служит пересечение их серией почти вертикально падающих даек (жил) диабазов (мелкозернистого габбро и габбро-диабазов). Эти-то диабазовые жилы и образуют скальное обнажение вершины горы - величественное и значительное по своим размерам: высота скал нередко достигает 25 м и выше. Мощность даек колеблется от нескольких сантиметров до 10-20 м и более.

Геологическая история Азов-горы уходит в глубокую древность. «Более 300 миллионов лет назад, - пишет Е.Ф. Тамплон в статье «Гора Азов» (2002), - в палеозойскую эру, здесь, как и на всем Урале, шел горообразовательный процесс. Сминались в склади многокилометровые толщи морских отложений, из недр земли прорывались расплавленные вулканические породы, все это перемешивалось, ломалось, громоздилось одно на другое. Образуя огромную горную стену, вершины которой поднялись к облакам, а цепи хребтов растянулись на тысячи километров. …Любитель геологии, побывав на ее вершине, без труда прочтет историю рождения горы по минералам, встречающимся здесь. Известняки говорят о том, что в этих краях некогда плескалось теплое море. Базальтовый порфирит - свидетельство бурной вулканической деятельности. Поскольку он - не что иное, как застывшая древняя лава. И, наконец, сам зубчатый гребень горы, сложенный прочными диабазами, повествует о том, что в древности здесь происходило далеко не типичное извержение вулкана. На каком-то этапе в массив уже остывающей базальтовой лавы вновь из недр земли внедрились расплавленные потоки иного химического состава. Эти потоки или, как называют их геологи, дайки, постепенно остыли. Наполняющая их лава превратилась в минерал диабаз».

Происхождение слова «Азов» трактуется по-разному. Так, до сих пор ходит легенда о пугачёвском сподвижнике Азове, который подавал сигналы с вершины этой горы.

Раньше по этому поводу жители села Полдневая знали много историй. Так, Д.А. Вишнев (1895 г.р.) говорит: «С Думной горы ведь Азов-гору хорошо видать. Когда Пугачев с войском пришел на Урал, он разделился на два отряда, чтобы воевать легче было. Первым отрядом он сам командовал, а вторым - его помощник Азов. Постояли на Думной горе, смотрят, с нее еще гору видно. Вот Пугачев и говорит: “Иди, Азов, на ту гору, сигналы в случае чего друг другу кострами подавать будем”. Стоял на той горе этот Азов с войском, вот и зовут с тех пор ее Азов-гора». П.Я. Пастухов (1895 г.р.) тоже «знаком» с Азовым: «Про Азова-то слыхали тоже. Жил на этой горе и в пещере скрывался разбойник Азов. Вот было у них безвыходное положение, всем уходить надо из этих мест. А в пещере много награбленного хранилось, его с собой не возьмешь. Вот и решили они вход и выход в пещеру закласть. Ну, заложили пещеру, а Азов и спрашивает у разбойников: “Кто желает остаться здесь при кладе?” Один и вызвался, Азов его пристрелил, чтобы никто про клад не узнал и кости чтобы его этот клад караулили. Когда Азов пристрелил этого человека и разошлись все в разные стороны, видимо, преследовали их. Я слыхал от стариков, что по имени этого Азова гора названа».

Несмотря на то, что никакого ущерба населению Азов якобы не причинял и не убивал, а забирал ценности только у богатых, его постигла печальная участь. А.В. Кирьянова (1905 г.р.) из Полевского рассказывает: «Об нашей Азов-горе много разных слухов ходит. По-всякому рассказывают о названии ее. Говорят, что был в старину разбойник, Азовым он прозывался. Много храбрых разбойников было, но он самый храбрый. Его любили люди. Он грабил только купцов да других богачей, а деньги раздавал бедным людям. Многие прислужники богатеев вызывались погубить его, да не тут-то было: умнее он их был да проворнее. Но однажды темной ночью поймали его и загубили. Тогда товарищи его в память о нем назвали гору, на которой жили, Азов-горой».

По другой легенде гора названа в честь Кирюхи Азова - главаря бунтовщиков, который вместе с рабочими, после расправы над уставщиком-зверем Невьянского завода, скрывался в наших лесах от демидовских холуев.

«Обходя Полевской завод, - пишет П. Юшков в статье об Азов-горе, - они встретили у большой горы человека, который пек на углях картошку. Узнав, что он тоже беглый из полевских, спасается в пещере и имеет в Полевском родных братьев и много знакомых, которые его снабжают хлебом. Азов решил со своей ватажкой поселиться с полевским бродягой, набраться сил, перезимовать, а потом двинуться дальше. Место у горы было глухое, кругом ельник, болота, да и пещеру, по рассказам бродяги, никто не знал. Вскоре Азов связался с братьями бродяги, которые предложили ему грабить купцов и чиновников на дороге, ведущей в Екатеринбург. Братья бродяги держали ямщину, т.е. разъездных лошадей. Уговор был такой: если услышат звон двух колокольчиков под дугой, значит, надо грабить, а звон одного колокольчика - не трогай. Но если три колокольчика звенят - надо убивать. Всю осень и зиму занимался Азов разбоем, строго выполняя уговор. Двуручными кистенями вооружили братья бродяжки всю ватагу Азова. Рабочий люд разбойника не боялся, знал, что простых людей не обидит. Зато купцы и чиновники жили от него в большом страхе. О разбойничьей шайке ходило множество слухов. Говорили, что в ней около 70 человек. Поэтому местная охрана боялась шайки. Грабил Азов и купеческие лавки, нападая темной ночью. Не пришлось Азову дождаться весны. Вынужден по последнему снегу покинуть свою стоянку из-за попа, который ехал с обозом церковной утвари святить первую построенную в Полевском церковь. Попа Азов убил, обоз ограбил. Из Екатеринбурга для поимки разбойника Азова была послана рота солдат. Отмерил Азов двадцать шагов от пещеры и между лиственницей и елью выкопал яму. Сложили в нее все, что нельзя было с собой унести, и зарыли землей. Полевской бродяжка отказался идти, сказал, что будет охранять клад. Тогда Азов кистенем размозжил ему голову, сказав: “Ну, теперь, сторожи. Никому не скажешь и ничего не возьмешь”. Завалили вход в пещеру с убитым бродягой камнями, и Азов с товарищами покинули полевские леса». («РП», 17.10.1970)

Некоторые утверждают, что гора получила своё название от другого героя-разбойника по имени Айзен (или Азин), а также от девушки по имени Азовка.

По мнению В.В. Хмелинина (1907 г.р.) «на Азов-горе была ставка разбойника Айзина. Из его шайки были поставлены сторожевые по горам. Если идет обоз по дороге, сторожевые дают факелом сигнал Айзину, который и делал на¬падения со своей шайкой на проезжих. Вот в честь этого Айзина и называется гора Азов». Далее, Хмелинин поясняет, почему гора называется Азов-гора, а не гора Айзина: «Само слово Айзин было трудно для произношения простому люду, поэтому люди упростили это слово. И стали называть не Айзина гора, а Азов-гора».

Полевчанка А.Я. Голубева (1900 г.р.) рассказывает такую историю: «Была у нас на заводе девка, Азовкой ее называли. Красивая была, стройная. Уж любили ее родители, уж холили. А она спозналась с разбойниками и стала им носить на гору еду, питье, стала помогать грабить прохожих и проезжих. Родители плакали, просили ее не ходить к разбойникам, да она не могла не ходить, потому что под сердцем уж дитя носила, а отцом-то ему был главарь разбойничий. Узнали родители правду всю и прокляли дочь свою. С тех пор и стала она жить в пещере в той горе. Некоторые видели ее и назвали гору Азовкой. Так и пошло: Азов-гора да Азов-гора».

Ф.А. Никифорова (1900 г.р.) утверждает, что Азовка - это дочь Турчанинова: «Жили рабочие раньше очень плохо. На заводе-то на Полевском медь выплавляли, работать было трудно, а Турчанинов денег мало платил. Вот рабочие раз и взбунтовались. Пришли к Турчанинову и говорят: “Плохо нам жить! Если не будет нам легче, то тебе будет плохо”. А у Турчанинова была красивая единственная дочь. Турчанинов посмеялся над рабочими, думает: “Что они мне сделают?” Тогда многие рабочие бросили работать и стали вольными разбойниками, поселились на высокой горе. И дочь Турчанинова выкрали и с собой взяли на гору. Говорят, долго плакала-металась эта девушка, но потом смирилась, стала тоже купцов грабить. А люди ее стали называть девкой Азовкой, от ее имени и гору прозвали».

Согласно старославянским Ведам в составлении А.И. Асова бог Велес и его жена Азовушка находились в заточении в Азов-горе, где родили семь сыновей - земных богов, положивших начало зарождению этнических сообществ.

Также говорят, что название горы исходит от внешнего вида её острой вершины, похожей на пику или зуб (от башкирско-татарского «азау» - «коренной зуб»).

По мнению А.С. Лаптева, автора книги «История географических названий Руси» (2007), «топоним Азов происходит от тюркского “азак” (“адак”) - устье реки, болотистое место». Р.Ф. Скоробогатова в книге «Сен-Жермен на Урале» (2012) пишет, что «тюркский перевод оронима “Азов-гора” означает “шило”, “игла”».

Интересную версию предлагает и Б.Н. Ветлужских: «Старинное название буквы А - “АЗ”. Это начало азбуки, а в более общем смысле - начало чего-то. Предлог “О” нередко указывает на близкое соприкосновение, пребывание вплотную к чему-нибудь, например, “окраина” - в значении “совсем близко, рядом”. Предлог “В” часто употребляется в обозначении направления движения, например, “вперёд”. Вот что у нас получилось: “АЗ” - начало чего-то; “О” - совсем близко, рядом; “В” - в каком-то определенном направлении. Таким образом, “АЗОВ” - начало чего-то, расположенное близко к нам в определенном направлении. Например, начало (или граница) Азии». («РП», № 20, 2007)

Имя Азов-горы созвучно с континентом Азия, а также с названием Азовского моря и города Азова. Так как в прошлом Азия была отделена от Европы по Азовскому морю, по Дону, по горному хребту, наша гора может являться памятью об этом делении.

В подтверждение данной версии В.Н. Дёмин в книге «Уральская Гиперборея» (2012) пишет следующее: «Не вызывает сомнения созвучность данного оронима с древним самоназванием Азовского моря и города Азова, расположенного на берегу Дона неподалеку от впадения последнего в Таганрогский залив. Совпадение топонимов явно не случайно и связано с этнолингвистической общностью некогда обитавших здесь народов. Языковое родство названий как раз и доказывает былое родство этносов, точнее - их прошлое единство. Применительно к индоевропейским народам это доказыва¬ется сравнительно просто. Незадолго до смерти решением данной проблемы как раз и занимался всемирно известный норвежский путешественник и исследователь Тур Хейердал (1914-2002). В ходе организованных и профинансированных им археологических раскопок он намеревался обнаружить в районе Азова прародину викингов и место пребывания - не более не менее - скандинавских богов! В своих изысканиях Хейердал опирается на географическую и историческую энциклопедию, составленную в XIII веке великим исландцем Снорри Стурлусоном и названную им “Круг земной”. Именно здесь говорится о том, что владыка скандинавского пантеона Один проживал со своим народом на территории юга России в городе богов Асгард, первый слог которого совпадает с названием Азова (и Азовского моря), если этот топоним (и гидроним) читать как Асов. Затем, по мнению Хейердала, предводитель протонорвежцев увел из этих мест свой народ, опасаясь нашествия римлян, чтобы поселиться в Скандинавии. Это произошло примерно в V веке нашей эры. Где-то около Дона находилось и древнейшее святилище скандинавов, которое они называли Ас-Хоф. Именно Ас-Хоф Тур Хейердал считает тождественным названию Азов.
Как можно понять из некоторых скандинавских саг, громовержец Один был некогда обыкновенным человеком, лишь впоследствии обожествленным. И будущих викингов он привел в Скандинавию, судя по всему, именно из Приазовья. Однако данная миграция древних скандинавов с Юга на Север вторична. Задолго до этого в результате глобального космопланетарного катаклизма те же прапредки норвежцев (и других северных народов) уже однажды мигрировали в составе нерасчлененной индоевропейской этнокультурной общности, но в другом направлении - с Севера на Юг (что случилось не менее пяти тысяч лет тому назад). Впоследствии же, опираясь на древние родоплеменные предания и тайные знания об оптимальном маршруте (спустя много веков превратившемся в путь “из варяг в греки”), скандинавы вернулись на свою историческую (гиперборейскую) прародину.
Но гиперборейские миграции, вызванные космопланетарным катаклизмом и резким похолоданием в северных широтах, проходили и через другие регионы современной России, и в частности - через Уральский. Здесь также имеется множество топонимических следов, оставленных гиперборейскими переселенцами, давшими впоследствии все этническое пестроцветие современных народов. Одним из них и является Азов-гора»
.

В давние времена у Азов-горы проходила «стара дорога», по которой шло много обозов с разными товарами, а «вольные люди» подстерегали и грабили эти обозы. По одной из версий, купцы, проходившие по этой дороге, «прозвали гору “Зов”. А в башкирском языке перед согласными добавляется буква “а”. Вот и получилось название “Азов”», - говорит краевед Р. Нурмухаметов.

В книге П.А. Словцова «Историческое обозрение Сибири» (1838) можно найти подтверждение, относящееся к периоду с 1595 по 1662 гг., то есть ко времени, когда на Урале не было ещё ни одного железоделательного завода, но уже строились крепости и остроги. «Была еще летняя тропа для верховой езды, пролегавшая из Туринска, после из Тюмени через Катайский острог на Уфу по западной стороне Урала, с пересечкой его подле Азовской горы. …И по этой тропе происходили пересылки воевод, в нужных случаях, особенно в последней декаде периода, исключая одного раза, когда в 1594 г. велено было отряду служилых, из 554 человек состоявшему, пробраться в Сибирь от Уфы степью».

О наличии дороги полевчане В.В. Хмелинин и Е.В. Потеряева говорят: «По обе стороны Азов-горы проходили дороги. По одной дороге шел грузовой транспорт от Ревды, а по другой - от Уфалея. Часто по этим дорогам везли золото и другие драгоценные камни, добытые на Урале».

Азов-гора овеяна легендами. Когда-то давно Азов была казацким сторожевым пунктом, откуда казаки наблюдали за проезжей дорогой, давали охрану каравану и путешественникам, а также оповещали друг друга сигнальными кострами об опасности.

П. Бажов в очерке «У старого рудника» отмечает: «Азов в этой части Урала самая заметная гора. На вершине голый камень, к которому со всех сторон близко подступает лес. Это создает очень выгодное положение для наблюдателей: оставаясь незаметными из-за леса, они на десятки верст могли видеть окрестности. Такой же голой скалистой вершиной оканчивалась и Думная гора. Легко было поверить, что обе эти горы, расстояние между которыми по прямой около десяти километров, могли служить сигнализационными вышками».

После того, когда в наши края пришёл донской казак и предводитель Крестьянской войны Емельян Иванович Пугачёв, он занял этот наблюдательный пункт, с которого пагучёвцы также сигнализировали друг другу, оставаясь неуловимыми. Позже отсюда Пугачёв с большим войском надумал идти на Полевской завод, а дойдя до Думной горы, стал думать (три дня), как ему лучше завод взять…

В горе якобы были пещеры, впоследствии обвалившиеся. (Скорее всего, эти пещеры были искусственного происхождения, так как по геологическому составу горы едва ли возможно предполагать тут существование природных пещер.) «Одни говорили, что в этой пещере и жили “вольные люди”. Другие населяли ее таинственными “старыми людьми”. Но и те и другие одинаково утверждали, что попасть в эту пещеру очень трудно. Ход в нее так запрятан, что редкий найдет, а если и найдет - тоже не попадет, так как пещера охраняется таинственными силами и разными страшилищами».

Некоторым удалось отыскать и даже спуститься в пещеру. А.Г. Пименова (1913 г.р.) из Полевского рассказывает: «Дед мой говорил, что знает, где эта пещера, и даже пробовал с дружком спуститься в нее. Взяли, говорит, с собой вожжи и пошли к пещере. Спустились туда, а там сыро, темно и сильный ветер дует. Свет погас у них. Вот и вылезли, мне самой как-то показывал дед пещеру, но я не смогла ее потом снова найти. Натыкалась как-то с подружкой на каменные ступени, что под землю ведут, но там огромный камень стоял. Возможно, что это и был вход в пещеру».

В одной из таких пещер Пугачёв хранил все свои сокровища, остерегать которых оставил свою жену - девку Азовку. В пещере скучно одной, но людям на глаза Азовка не любит показываться. Но чтобы знали люди, что она жива, каждый вечер, как стемнеет, зажигает она на самой вершине горы огонёк (свечу), пламя которого никакой ветер погасить не может. Многие люди видели этот огонёк, девку искали, но не нашли. Однако есть люди, которым “посчастливилось” увидеть эту сказочную девицу.

Так, полевчанка Т.И. Глинских (1901 г.р.) рассказывает: «Помню, когда я была маленькая, то меня часто стращали девкой Азовкой: “Не ходи в огород, там тебя девка Азовка возьмет”. Я и боялась. Мне мама рассказывала, что однажды ее отец ходил на покос. А покос-то у нас недалеко от горы Азов. Наступила ночь, такая темная. Страшно ему стало, он и говорит: “Господи, благослови!” И вдруг видит, стоит перед ним огненная девка. Вся светится, так что даже светло кругом стало. “Оставайся, - говорит, - у меня, а то мне скучно здесь одной! Ты мне приглянулся!” Да и правда, красивый он был, светлый, кудрявый. Испугался он, креститься стал. Смотрит, заплакала девка Азовка и все дальше и дальше от него отодвигается. А потом скрылась совсем. Тогда он быстрей домой побежал. Прибежал, дрожит весь. С тех пор не любил он к горе Азов ходить». Г.Ф. Безбородов (1892 г.р.) тоже сообщает: «Видели люди девку Азовку, когда она сгребала сено граблями. Они спрашивают: “Где вход в пещеру?” А она только приговаривает: “Вот вам грабли, вот вам грабли”. Пошли от нее, смотрят - яма глубокая, а там слиток золота. Спустили одного человека, он его долбил и не мог ни кусочка отдолбить».

В книге «О Полевском и полевчанах» (1991), написанной А.Н. Кожевниковым, есть такой замечательный рассказ: «Забрался как-то сюда один охотник, стреляет да постреливает и не заметил, как вечер. Побежал - домой засветло не дойти, шутка ли - двадцать верст. Только с устатку забываться начал, точно кто толкнул его в бок - так и сел, смотрит и глазам не верит. Свет какой-то особенный в пещере, груды золота, камней самоцветных, серебра: богатства навалено - сосчитать нельзя. А около сидит девка-Азовка, добро пугачевское перебирает, смотрит на него так ласково, грустную песенку поет. Из себя она пригожая, белая да дородная. Грустит, видимо, что милый человек ее покинул. И так-то стала ласкаться к охотнику, что у того сердце размякло. Незаметно так они всю ночь провели. Чуть свет Азовка и говорит, что расставаться пора. А тот глаз оторвать не может: то ли от нее, то ли от богатства пугачевского. Видит Азовка, что у него глаза разгораются, и говорит: “Если хочешь, возьми один рублевик, раз помогал мне добро стеречь, а больше не бери: плохо будет - Пугачев не велел”. Взял охотник рублевик и только подумал выйти из пещеры, глядь, а он стоит среди леса, собака с ним, вьется у ног его от радости. Солнышко выглядывает из-за сосен, и никакой Азовки и пещеры...».

А кузнецу Николаю, который жил неподалёку от горы, не довелось повстречаться с Азовкой. Однако он слышал её печальное пение: «Бродил я как-то у горы. Тихо в лесу. Птички чирикали. Красота. Весна была уже на подходе. И вдруг слышу пение девичье. Осмотрелся, оглянулся… нет никого. Только песня разносится по округе, печальная такая: “Во владеньях моих не видать храбреца, коли наземь паду, не слыхать молодца. Я в дубраву пойду, вдруг подскажет мне дуб, где мой милый бредет, что так сердцу люб”». («РП», 02.03.2011)

Несмотря на то, что в большинстве рассказов девка Азовка предстаёт перед нами «ослепительной красавицей (статной, пригожей, с длинной косой и с большими тёмными как колодцы глазами), что всякий, взглянувший на нее, “навсегда свет в глазах потеряет и вовсе без ума станет”», она не всегда добра и хороша собой. Бажов в очерке «У старого рудника» приводит рассказ дедушки Слышко: «Было эк-ту со мной в малолетстве… Наслушался побасенок про девку Азовку… А робили в тот год близко Азова… Ну, я тут эту девку и поглядел… Сейчас забыть не могу… Выполз по ночному времени из балагана, а сам все в то место поглядываю, где Азов-гора… Боюсь, значит… Тут мне и покажись, будто из горы страхилатка лезет... Космы распустила, хайло разинула, да как заревёт диким голосом...».

Павел Бажов писал, что на Азове «сходились два направления сказов: кладоискательское, где говорилось о кладах, “захороненных в горе вольными людьми” жившими тут, вблизи “старой дороги”, и горняцкое - с попыткой объяснить происхождение, вернее, скопление здесь “земельных богатств”». Тут фигурировали “стара земля”, “стары люди” и “тайная сила”.

Предания о девке Азовке, которая с сокровищами “старых людей” скрылась в недоступных недрах горы, послужили основой для сказа Бажова «Дорогое имечко».

В этом сказе фигурирует девушка - «смелая такая, расторопная… И красивая - страсть. Глаза как угольки, щеки как розан расцвел, коса до пяток и вся протча в полном аккурате. Лучше нельзя. Плясать первая мастерица, а ежели песню заведет с переливами, ну… Однем словом, любота… Одно плохо - сильно большая была. Прямо сказать, великанша. …Восемнадцатый год доходил». Она лечила раненого казака в пещере Азов-горы. («А он тоже, по-нашему, мужик рослый был. Из себя чистый, волосом кудрявый, глаза открытые. Мудреный человек был, не иначе с тайной силой знался».) Но раны оказались неизлечимы и, чуя приближающуюся смерть, казак говорит своей возлюбленной: «Открылось мне это, когда я поглядел, как вы тут по золоту без купцов ходите. Будет и в нашей стороне такое времечко, когда ни купцов, ни царя даже званья не останется. Вот тогда и в нашей стороне люди большие да здоровые расти станут. Один такой подойдет к Азов-горе и громко так скажет твое дорогое имечко. И тогда зарой меня в землю и смело и весело иди к нему. Это и будет твой суженый. Пущай тогда все золото берут, если оно тем людям на что-нибудь сгодится. А пока прощай, моя ласковая». Вздохнул в последний раз и умер. «И в ту же минуту Азов-гора замкнулась. …Так с той поры в нутро Азов-горы никто попасть и не может. Ход-то в пещеру и теперь знатко, только он будто осыпался. Пойдет кто, осыпь зашумит, и страшно станет. Так впусте гора и стоит. Лесом заросла. Кто не знает, так и не подумает, что там, в нутре-то. А там, слышь-ко, пещера огромадная. И все хорошо облажено. Пол, напримерно, гладкий-прегладкий, из самого лучшего мрамору, а посредине ключ, и вода, как слеза. А кругом золотые штабеля понаторканы, как вот на площади дрова, и тут же мене угольной кучи, кразелитов насыпано. И как-то устроено, что светло в пещере. И лежит в той пещере умерший человек, а рядом девица неописанной красоты сидит и не утихаючи плачет, а совсем не старится. Как был ей восемнадцатый годок в доходе, так и остался. Охотников в ту пещеру пробраться много было. Всяко старались. Штольни били - не вышло толку. Даже диомид, слышь-ко, не берет. Хотели обманом богатство добыть. Придут это к горе, да и кричат слова разные, как почуднее. Думают, не угадаю ли, дескать, дорогое имечко, которое само пещеру откроет. Известно, дураки. Сами потом как без ума станут. Болбочут, а что - разобрать нельзя. Имена, слышь-ко, все выдумывают. Нет, видно, крепкое заклятие на то дело положено. Пока час не придет, не откроется Азов-гора. Одинова только знак был...». Может кому-нибудь из нас посчастливиться узнать дорогое имечко, коим богатства открываются?! Кстати, А.А. Муравлёв в 1944 году по мотивам этого сказа написал симфоническую поэму «Азов-гора», удостоенную в 1950-м Сталинской премии.

С Азов-горой связано немало и других «тайных сказов», одним из которых является «Тайный сказ про атамана Золотого». В нём рассказывалось о жизни бывшего крепостного, а затем горнозаводского рабочего Андрея Степановича Плотникова. В народе его называли Рыжанка или атаман Золотой. «Целью жизни этого благородного разбойника, - пишет А.Л. Налепина во вступительной статье к «Уральским сказам» (1987), - было мщение за социальное унижение. Владел легендарный атаман тайным “дорогим словом”, которое открывало перед ним не только запертые двери, но и горы и недра земные. …Народ боготворил героев, подобных атаману Золотому … и наделял их бессмертием. В сказах истинные герои не умирали, а сливались с матерью-природой, с родными горами и земными недрами, чтобы в нужный час прийти на помощь всем обездоленным».

Цитата из книги В.П. Бирюкова «Дореволюционный фольклор на Урале» (1937): «Хорошо знаю, что не казнили Золотого, ловили, ловили, а словить его не могли. Да и то сказать, как тут словишь, когда кольцо у него чудесное было. Совсем уж догонять стали, двадцать человек за ним гнались, а Золотой к Азов-гoрe их привёл, повернул вниз камень (на перстне). Сверкнул камень. Гора раскрылась, и пропал атаман. В пещере той, в Азов-то горе, девица-красавица золото стережёт, и оружия там много понакидано. Туда и Омельян Иванович к атаману приходил, вместе воевали потом. А что казнили Золотого и со всех заводов на казнь смотреть гоняли - то сказки. Другого казнили, не Золотого».

В очерке «Легенды и предания Полевского», написанным полевским краеведом В.Н. Суренковым, есть две легенды, одна из которых связана со Стенькой Разиным.

«Волжский разбойник Степан Разин, когда понял, что не сломать ему царское войско, принял решение собрать и отправить все добытые в боях богатства тайным путём с отрядом по татарской тропе на Азов-камень, и сам хотел уйти следом на свободные земли, взяв с собой всех желающих начать новую жизнь без бояр, попов и других царских лиходеев. Тайным отрядом руководила некая монахиня с большим жизненным опытом и обладавшая непререкаемым авторитетом. В огромных пещерах Азов-горы запрятали они драгоценности и стали ждать вестей с Волги. Не дождавшись добрых вестей, старые казаки перепрятали драгоценности в другое место. Тогда все перессорились: одни стали требовать разделить все по-братски, другие захотели уйти в Сибирь, третьи - вернуться домой, на дыбу да в петлю. Те, кто погорячее да нахрапистее, выбрали нового атамана и пошли вскрывать пещеры с драгоценностями. Началась драка, за сабли вынуждены были взяться и те, кто не хотел связываться. В дикой злости изрубили друг друга, а когда поостыли, ужаснулись содеянному. А монахиня как сквозь землю провалилась. Искали её, кричали. Привыкли её матушкой звать, а как на самом деле её по отцу-матери величать, никто не знал. Похоронили своих побратимов вольных, в глупой драке зарубленных, на берегу реки и позднее поставили там деревянную церковь в память о первопроходцах этих краев, вольных казаках. Видать, и вправду жадность любую волю затмить может».

Другая легенда связана с кладами, будто бы зарытыми татарами на этой горе.

«Дескать, ещё в стародавние времена, когда только-только ещё стали появляться в этих местах русские поселения, жили здесь “татара”. Сперва, дескать, жили дружно, а после вражда началась. Ушли они из этих мест, но почти каждую осень возвращались на Азов-гору, проводили праздник и уходили куда-то. На свои обрядовые празднества русских не допускали, делали всё тайком. Любопытные, конечно, пытались туда пробраться, но если их ловили, то сильно избивали. Поговаривали, что место, где собирались “татара”, было каким-то перевалочным пунктом. После долгое время пытались найти, что они там прятали, но, так и не найдя ничего существенного, сохранили легенды о кладах татарских на Азов-горе». (сб. «Полевской край», 1998)

Есть и такое предание: «Бухарский ставленник, хитрый и жадный Кучум, направлен был в Сибирь убить царя татар Эдигея. Боясь, что он проиграет битву, спрятал в горе Азаву часть казны для выплаты таньга, золотых монет, бухарским головорезам. Ежели что, обратно вернется, прихватит припрятанное золото и растворится в приазовских степях». («Палёна горка», 2012)

Ходили слухи, что когда-то существовала достоверная карта, указывающая место клада. И что рисована она была на иконе Богоматери. Но икона эта пропала.

Несмотря на все замечательные легенды о несметных сокровищах, запрятанных в Азов-горе, отыскать их никому так и не удалось. Однако… В сентябре 1939 года геолог Ботанов совершал экскурсию на гору Азов с учащимися 5-го класса Полевской школы № 1 - Ваней Шитиковым, Колей Юшковым, Серёжей Ромашовым, Толиком Хомяковым, Серёжей Ощепковым, Михаилом Стрижковым, Юрой Коростелёвым, Саней Медведевым. На вершине восточного склона горы (примерно в 200-300 м от вышки леспромхоза), в 1,5 м от кромки обрыва скалы (под которой находился ключ), под каменной плитой размерами 50х40х15 см Иван Шитиков обнаружил «44 древних бронзовых культовых изделия. А чуть позже, в гроте, на той же горе, другими полевчанами были найдены 10 идолов, обращенных лицами на восток». Большая часть находок - птицевидные изображения (идолы), а также человекоподобные изображения, круглые бляхи, втульчатое ружьё, зеркало с ручкой, обломок серебряного диска, наконечник копья, глиняные черепки, фигурку всадника, едущего на каком-то фантастическом животном и др.

О том, как был спрятан клад, рассказывает А.Н. Кожевников в книге «Малахитовая провинция» (2001): «К подножию горы, вершина которой значительно возвышалась над прочими, подошли двое. Рыжие бороды скрывали худобу их лиц. А сшитые из сыромятных кожаных ремней меховые шубы-накидки заменяли нательную одежду. На плечах у обоих висели вместительные сумки из лосиной кожи. Добравшись до середины крутого склона, они неожиданно вышли к отвесным скалам, сбросили с плеч тяжелую поклажу и присели отдохнуть. Место было диким, безлюдным. До самого горизонта тянулись гряды высоких гор, покрытых густым, в основном сосновым лесом. От запахов разнотравья кружилась голова, а слух радовало пение множества непуганых птиц. Солнце тем временем поднималось все выше, и пришельцев начала мучить жажда. Сюда от своего стойбища, расположенного на берегу большого озера, спутники добирались долго. Дневное светило трижды появлялось из-за горизонта и трижды пряталось за него. Вождь поручил им найти малодоступное и неприметное место для жертвоприношений богам-покровителям и оставить на нем дары племени - благодарность за то, что боги показывают людям места, богатые зеленым камнем. Из этого камня жители стойбища научились получать металл, а из металла делать нужные в быту и труде вещи. Ветерок донес до их слуха звук негромкого журчания воды. Пройдя шагов двадцать, двое остановились в удивлении. Высоко над их головами из скальной стены выступала небольшая горизонтальная площадка, покрытая растительностью, а с нее своеобразным миниатюрным водопадом сбегала вода. Путники с трудом добрались до выступа и увидели в теле скалы трещину, образующую грот, а в нем - ключ. Они наконец-то утолили жажду. Вода была прозрачной, холодной и вкусной. Подход к выступу с гротом был нелегок и почти незаметен. Лучшего места для жертвенника не найти. Они достали из сумки содержимое. Отобрали десять фигурок божков-идолов, отлитых из пористой красной меди, и расположили их вдоль стены грота стоймя в ряд, лицами на восток, а перед ними положили наконечники стрел и копья, направив их острия тоже в сторону восхода. Остальные дары - человеко- и птицеобразные фигурки, в том числе всадника, скачущего на сказочном коне, бляху в виде свернувшегося в клубок волка, бронзовое зеркало с ручкой - они полукольцом разместили на площадке перед гротом. Выполнив поручение старейшины, опустились перед жертвенником на колени и подняли руки к небу, что-то шепча. Через несколько минут поднялись, повесили на плечи пустые сумки и осторожно спустились к подножию горы».

По воспоминаниям Н.П. Юшкова, все предметы были целыми, но, чтобы определить наличие золота в них, мальчишки разломали несколько изделий. «Сложив все аккуратно в котомки, ребята вернулись домой. А на следующий день, - пишет А.С. Полежаева в статье «Кладоискатели из Полевского» (2004), - Иван Шитиков взял несколько предметов и показал рабочим на промкомбинате. Механик, выслушав рассказ Ивана, понял, что ребята нашли что-то ценное, и позвонил председателю Полевского райисполкома. Тот вызвал парней к себе, разъяснил, что их находка очень важная, и попросил принести все. …Председатель позвонил в Свердловск П.П. Бажову, с которым был давно и хорошо знаком, и сообщил ему о находке. Павел Петрович очень заинтересовался, и в первых числах сентября приехал в Полевской» в сопровождении фотокорреспондента Б.С. Рябинина и археолога Н.Н. Бортвина. «После осмотра найденных вещей решили ехать на гору. Павел Петрович и Бортвин добирались на ходке (на лошади), а ребята с учителями пешком». Дети показали гостям место расположения находки и с их учителем истории Лидией Евгеньевной Арефьевой, представителями райисполкома (Ушаковым, Кивокурцевым) и гостями сфотографировались на нём.

Н.Н. Бортвин, будучи сотрудником областного краеведческого музея, «увёз в Екатеринбург 33 фигурки, оставив остальные полевчанам». Сегодня три фигурки хранятся в Полевском краеведческом музее (две из них в 1967 г. музею подарил Д. Валов; другая поступила в 1971-м).

Находящиеся в музее фигурки сочетают в себе образы человека и птицы. Есть изображение птицечеловека с опущенными руками-крыльями и распущенным хвостом: на груди его выделяются рёбра. Есть фигурки и с двумя парами крыльев. Думается, что мастер их изобразил для того, чтобы показать стремительность полёта. Другие фигурки - изображения-перевёртыши: если повернуть скульптуру, то птица с опущенными крыльями и широким хвостом превращается в поясное изображение человека со вздыбленными волосами и поднятыми вверх руками. На обороте каждой фигурки - петля: возможно, статуэтки нашивались на одежду шамана. Можно предположить, что эти фигурки изображали духов покровителей всего района древней уральской металлургии. По поверью древних металлургов, летящая хищная птица несла огонь солнца, необходимый для задувки горна и получения драгоценной меди. Н.Н. Бортвин определил изображения как сову и коршуна (или ястреба).

К.В. Сальников в книге «Древнейшие памятники истории Урала» (1956) относительно жертвенных мест пишет: «…жертвенные места располагались на скалистых вершинах гор или останцах - «каменных палатках». Эти пункты поражали воображение первобытных обитателей Урала и рассматривались ими, видимо, как места священные, связанные с обитанием духов - хозяев гор, леса, лесного зверя и т.п. …Находки на жертвенных местах лесного Зауралья показывают, что сверхъестественные существа-духи олицетворялись местными племенами в виде птиц. Сами птицы рассматривались как существа священные, связанные с миром духов, с небом…»

Историки А.П. Зыков и Н.В. Фёдорова предположили, что птицевидные изображения, круглые бляхи и оружие могли быть иттарма. «Так у обских угров называли антропоморфные фигурки, в которых помещалась одна из душ умерших. Во всех коллекциях “кладов”, а вернее сказать, захоронений душ умерших металлургов фигуры птиц и антропоморфных разнообразны. Можно предположить, что за этой непохожестью стоят определенные реальные явления: неодинаковый социальный статус умерших (вождь, шаман, воин, свободные общинники, зависимые или пленные) или разная степень профессионального мастерства металлургов», - пишет В. Викторова в статье «Сокровища филина» («Родина», ноябрь, 2001).

Археологи определили, что эти ценные находки (одни относят их к IV-II вв. до н.э., другие - к III-I вв. до н.э.) связаны с мансийским стойбищем тысячелетней давности. По мнению Е.М. Берс, «гора Азов во второй половине первого тысячелетия до нашей эры была только священным местом, где хранились изображения богов, возможно, считавшихся покровителями этой богатой медными рудами местности».

После столь удачной находки Азов-гору в поисках клада стали штурмовать многочисленные экспедиции - от любителей-одиночек до профессионалов. Но ничего значительного найти им так и не удалось.

Об одной такой экспедиции рассказывает Светлана Добрынина: «…Еще до начала поиска кладоискатели определились, что исследовать выступающие скалы ни к чему. Там не должно быть пещер, так как сложены они габбровыми породами, очень плотными и не склонными к образованию пустот. Если и есть где созданная людьми и заваленная разбойниками пещера, то по пологим склонам, ближе к подножию горы. …Недолго думая, энтузиасты взялись за дело. …Подсчитали, что сокрытые в пещере штабеля золотых слитков и горы хризолитов тянут минимум на сотни долларов. …С помощью друзей из поисково-спасательной службы достали необходимые кладоискательские инструменты: металлоискатель и прибор, определяющий пустоты в грунте. Пару инструментов изготовили сами: чуткую лозу и янтарную бусинку на нитке. И веточка, и бусинка при приближении к кладу должны дрожать, а то и прыгать в руках, показывая тайное место. …Лоза - обычная рогатина. Наиболее чуткими на клады считаются ива, береза, осина. Бусинка размером не более сантиметра из мутновато-желтого янтаря, висит на хлопчатобумажной нитке. Как показала практика, народные инструменты на Азов-горе работают неохотно. Другое дело металлоискатель: звенит очень активно, по несколько раз на дню. Услышав первый звон, кладоискатели быстро побежали за лопатами, но когда подняли дерн, внизу оказалась груда ржавых консервных банок, закопанных туристами. …Пока ценных находок - две. Во-первых, золото. Мелкие золотые песчинки, которые обнаружили кладоискатели, когда промыли в обычной сковородке кучку местной земли. Эти крупинки - веское доказательство: золото здесь есть. Во-вторых, монета. Позеленевшие от времени три копейки 1935 года чеканки…». («Подробности», 24.10.1993)

В 1890-х годах на вершине Азова была постройка - охотничий домик владельца заводов со сторожевой вышкой «для огневщиков».

П. Бажов в сказе «Таюткино зеркальце» говорит: «На Азов-горе вон теперь дом с вышкой стоит, а до него там, сказывают, и не разберешь, что было нагорожено: не то монастырь, не то мельница. И называлась эта строянка Раззор. Этот Раззор при той заграничной барыне и поставлен был. Приедет будто туда с целой оравой, да и гарцуют недели две. Народу от этой барской гулянки не сладко приходилось. То овечек да телят затравят, то кострами палы по лесу пустят. Им забава, а народу маята. За счастье считали, коли в какое лето барыня в наши края не приедет».

На деревянной вышке раньше сидел человек и следил за пожарами. «С телефоном в руках огневщик (а фамилия у него была Гирёв) каждый день ходил на гору с Зюзелки», - вспоминает Рауль Нурмухаметов в беседе со мной.

Недалеко от Азов-горы находится ныне не действующий вулкан - Никишкина гора, а также гора с необычным названием - Тураниха.

Подтверждение наличия вулкана можно найти в книге Б.С. Рябинина «Уральские путешествия» (1967), где он пишет: «Но вулканы на Урале были. После длительных поисков ученым удалось обнаружить в разных концах Урала остатки жерл. Например, один вулкан был в районе Полевского, на родине Бажова. Есть там, недалеко от воспетой им Азов-горы, небольшая Никишкина гора. Ничем не примечательная горушка! А между тем, она - остаток древнего вулкана».

Красавице Азов посвящают стихи и произведения живописи. Так, в 1952 году пейзажи горы писали В.М. Волович и А.А. Парамонов. В 2012-м - В.М. Ефремов.

Стекла вспыхнули в оконце
И горят порой.
Полевское. Гаснет солнце
За Азов-горой.
Вечер. Но упрямо тлеет
Солнечный костер.
В небе розовом темнеют
Силуэты гор.
Ветер чуть шуршит листвою.
И шумит завод.
Будто новь со стариною
Разговор ведет.
Что стоишь, Азов, угрюмо,
Что листвой шумишь?
Иль, быть может, занят думой,
Ты о чем грустишь?
А твои леса густые
Много тайн хранят...
Есть в них клады золотые,
Люди говорят.
Помнишь ты один на свете,
Кто здесь раньше жил.
Ты, Азов, о кладах этих
Людям расскажи.
Величаво и сурово
Смотрит вниз Азов.
И во мраке слышны снова
Голоса ветров.
Ветры воют, грусть наводят,
Стихнут на заре.
Вместе с ветром сказы ходят
Об Азов-горе.

Ю. Фрадлин

Сегодня на горе Азов часто собираются туристы, проводятся школьные экскурсии, традиционные сходки альпинистов и скалолазов, ежегодный молодёжный слёт «Азовка».

Помимо Азов-горы в окрестностях Полевского есть и другие притягательные для туристов объекты. Например, Глубоченский пруд. Но о нём, чуть позже. :) До скорых встреч!

P.S. Стоит заметить, что в конце 2013 года супругами-археологами Александром и Оксаной Непомнящими был выигран грант на обустройство Азов-горы. 13-15 июня 2014 г. состоялась презентация туристического маршрута «Легенды горы Азов». На полученные средства, у подножия горы была сооружена крытая беседка, поставлены информационные стенды и скамеечки, появилась смотровая площадка на самой высокой скале, обустроен родник, получивший название «Слёзы Азовки», огорожены муравейники… В общем, была проделана большая работа, в которой принимал непосредственное участие и автор этих строк.

Также хотелось бы отметить ещё одно важное обстоятельство, связанное с Азов-горой. Три месяца назад в окрестностях посёлка Зюзельский, что в 3 км от горы, начались подготовительные работы по разработке карьера для добычи базальтового щебня компанией ООО "Железянский рудник". Этот карьер будет находиться в 1,5 км от посёлка!!! Есть опасения, что взрывные работы могут причинить вред Азов-горе. (А в ближайшее время территория вокруг горы будет присоединена к природному парку «Бажовские места»!) Также эти работы могут высушить родники на горе и те, которые питают пруды. Есть и сама угроза от взрывов для домов посёлка - он стоит на месте бывшего Зюзельского рудника, где кругом затопленные шахты. Дома могут обрушиться. По этим и другим причинам жители посёлка организовали движение «Защитим бажовские места» (куда вошёл и я) и стали активно проводить митинги, писать в разные инстанции. Поразительно то, что наш мэр ничего не сделал, чтобы остановить этот беспредел. На недавнем совещании он мне так и сказал: «Как человек, я - против. Но это дело не остановить». Я активно следил за этим безобразием, подключил Екатеринбургское отделение Союза писателей России, встречался с уполномоченным по правам человека… А тем временем вырубались леса для подготовки карьера. И всё же мы победил в этой схватке. Месяц назад было вынесено решение остановить работы. Оказалось, что у руководства карьера не было и половины документов, разрешающих вести добычу. Вот как народ заботиться о природном достоянии Полевского края!



Станислав
Автор: 2
09:50, 20-06-2014

Комментарии4 комментария 


СкиФ
СкиФ19
20 июня 2014 г. в 09:56
Вы можете вставить изображения прямо в сам пост (см. как отредактировать пост). В комментариях члены жюри могут их не учесть.

Станислав
Станислав2
20 июня 2014 г. в 10:00

СкиФ
СкиФ19
20 июня 2014 г. в 20:59
Спасибо, рассказ принят на конкурс!

Станислав
Станислав2
20 июня 2014 г. в 21:15
Вам спасибо за интересный и нужный сайт!

Для того, чтобы добавлять комментарии, нужно зарегистрироваться.
Это займет не больше минуты, и откроет широкие возможности, доступные участникам клуба "Рысь".

Ты также можешь авторизоваться через  или  чтобы ускорить процесс регистрации.