Самара  23°C

Прогноз на 26.06.2017:

Малооблачно, без осадков.

Температура от 22 до 24 °C (по комфорту от 20 до 22 °C), влажность 50%, давление 748 мм.рт.ст., ветер юго-западный, 4-6 м/с.

По данным gismeteo.ru

Приветствуем, путник!Ты можешь или Зарегистрироваться.
афоризм известного путешественника
  • Окружающая среда
  • Дискуссионный клуб

    Топ-10 пользователей:


    1.

    СкиФ

    СкиФ [19]  

     

    2.

    Dmitry

    Dmitry [14]  

     

    5.

    Ворон

    Ворон [10]  

     

    6.

    Дракон

    Дракон [9]  

     

    7.

    Sera

    Sera [7]  

     

    8.

    hobo

    hobo [8]  

     

    9.

    Ecologist

    Ecologist [6]  

     

    Полный рейтинг пользователей

    Окружающая среда:

    О Волге, рыбах, ГЭС, эвтрофикации и прочем...

    5
    4310


    "Этой весной, благодаря пресс-службе Жигулёвской ГЭС, мне удалось побывать на 16-й школе гидроэнергетика - регулярном мероприятии, проводимом "РусГидро" с целью просвещения СМИ: чтобы знали матчасть, о чем писать, чтобы не наводили лишней паники, не допускали очевидных ляпов и т.д. Там присутствовали многочисленные журналисты из Саратовской области, и я в очередной раз убедился, что внимание к нашей ГЭС со стороны и СМИ, и простых граждан, проживающих ниже по течению, велико, особенно в период паводка.

    Рис. 1. Жигулёвская ГЭС ©Вадим Кондратьев


    Главный вопрос прозвучал так: а что с нами будет, если ГЭС не будет? В плане того, что вдруг она внезапно разрушится, нас же всех смоет!!! На что руководство гидроэлектростанции в лице директора и главного инженера, ссылаясь на то, что мониторинг идет по утвержденным стандартам, все постоянно отслеживается, анализируется и исправляется, убеждало, что опасность от возможного падения метеорита реальнее, чем подобная разрушительная техногенная катастрофа. Уж не знаю, убедили ли ли они балаковцев и саратовцев, или последние просто согласились для виду. Меня куда больше интересовало другое.

    Незримый образ ГЭС-вредителя витал и на "Экотуре 2013" - эколого-просветительском мероприятии для журналистов и блогеров, ежегодно в рамках благотворительной программы «Бизнес для экологии» организовываемом представителями холдинга "Сибур" в Тольятти: "Тольяттикаучуком" и "Тольяттисинтезом".

    Получается, что от ГЭС никто ничего хорошего не ждет. Любое упоминание о ней всегда связано с негативом. Мнение народа категорично: это из-за ГЭС в Волге пропала вся рыба, особенно ценная осетровая, это из-за ГЭС вода в Волге зелёного цвета, это из-за ГЭС были затоплены огромные площади полезных и плодородных земель, были уничтожены множество деревень и даже городов, это из-за ГЭС происходит постоянное разрушение берегов реки, то из-за ГЭС... впрочем перечислять и правда можно долго. Мнение тех, кто во многом и формирует народное мнение, представителей пишущей профессии, примерно аналогично: все плохо! Вот, к примеру, одна из статей известного тольяттинского журналиста Сергея Мельника: лагеря, зэки, 58-я статья, приписки, брак, затраты, дороговизна, неэффективно, утраченные земли, погибшие памятники, опасность, землетрясения... Полный набор типичных негативных характеристик в адрес ГЭС. И он не одинок в своей критике.

    Но неужели всё действительно так плохо? Неужели вся суть волжских ГЭС и водохранилищ при них сводится к тому, что они делают кого-то в Москве богаче, и все направлено только на получение прибыли. И чем больше прибыль - тем сильнее негативное воздействие на окружающую среду. И вообще появились они на свет в результате большой исторической ошибки, которую нужно исправить, возможно даже спуском водохранилищ.

    Попробую я разобраться во всем этом, используя в качестве примера всё ту же расположенную под боком Жигулёвскую ГЭС, и любезно предоставленные мне материалы, собранные одним из коллег. Для этого придется и мне ответить на вопрос: что было бы, если бы ГЭС не было. Вот только в ином контексте: если бы ее не построили вовсе.

    Историческая ошибка.


    Как известно, идея Жигулёвской ГЭС возникла еще в далёком 1910 году. Но для имперской России этот проект был фантастикой. Вернулись к вопросу о необходимости подобного сооружения в начале тридцатых годов XX века. Тогда были проведены проектные работы, по итогам которых в 1937 году было подписано постановление о строительстве ГЭС в районе посёлка Красная Глинка под Куйбышевым. Проблемы с организацией, с квалифицированными кадрами привели к тому, что в 1940 году строительство было приостановлено. Дальше была война, не до таких масштабных строек. И вот, наконец, в 1950 году был утверждён проект строительства Куйбышевской ГЭС уже на привычном нам месте. Вскоре начались строительные работы, и за 7 лет были построены ГЭС и заполнено Жигулёвское водохранилище - крупнейшее в Европе, между прочим. Какая же нужда требовала трижды поднимать вопрос о стройке? Ответ известен даже школьникам начальных классов - электроэнергия.

    Рис. 2. Первоначальный проект Куйбышевской ГЭС.

    Давайте взглянем на ситуацию в СССР в 1930-х – 50-х годах. В тридцатых над страной нависла угроза войны с Германией, в пятидесятых - назревала война со странами НАТО. Советский Союз мог выжить лишь обладая сильной армией и мощной экономикой. Экономика же требовала энергию, много энергии, очень много энергии. Сегодня мы знаем много путей её получения, включая такую, пока еще экзотику для России, как солнечную и ветровую. Увы, но в 50-х годах "зеленой" энергетики не существовало даже в проектах. Не существовало и атомной энергетики, да-да. Единственной альтернативной строительству ГЭС была теплоэнергетика. Тогда, как собственно и сейчас, она была основным источником электроэнергии в стране. Вот только кардинально увеличить производство мегаватт только за её счёт было довольно затруднительно.

    Основного современного топлива - природного газа в 1950-м году добывалось в сто(!) раз меньше чем сейчас, всего около 6 млрд.м³. С нефтью тоже было не фонтан: в том же году её добыли лишь 38 млн.т (сейчас 510 млн.т) и она требовалась в стольких местах, что просто сжигать её в виде мазута было преступно. Оставался уголь. Вот только в европейской части страны, где собственно и росла промышленность бурными темпами, уже не оставалось дешёвого и качественного угла, а на тот, что еще был, выстраивалась длинная очередь из желающих: металлургов, пароходств, котельных, паровозных депо (не забываем про 1950-е года на дворе). Кузбасс был далеко, и надежно обеспечить поставки угля в европейскую часть страны при тогдашнем развитии транспортной системы не мог.Мы уже примерно оценили состояние газо- и нефтедобычи в 1950-м году. Оценим и энергетику: все электростанции СССР выработали 91 млрд.кВт.ч. электроэнергии. При этом четыре начавшие тогда строиться ГЭС Волго-Камского каскада имели проектную выработку 25,2 млрд.кВт.ч – более четверти всей электроэнергии в СССР(!)

    Рис. 3. Обычный сухогруз с осадкой в 3,5 метра©Iriska


    Другим, крайне важным в те годы, был вопрос о речном транспорте. Автомобильный транспорт только начинал развиваться, о перевозках им на дальние расстояния еще не было и речи, ну какие там фуры в 1950-е? Железнодорожный транспорт был крайне перегружен, поэтому речной транспорт с возможностью навигации в том числе и летом был крайне необходим. Почему отдельно упомянул про лето? Вспомните фильм "Волга-Волга" с его мелями. И это на пассажирском пароходе. Что уж говорить о сложностях для грузовых судов. К тому же строительство ГЭС с их плотинами позволяло серьезно сэкономить на мостах. Несущественно? Однако же во всей Самарской области до сих всего две переправы через Волгу: одна по Жигулёвской ГЭС, а вторая - по построенному еще в царское время железнодорожному мосту под Октябрьском. И идея строительства собственно моста пока всё еще лишь идея и трата денег.

    Рис. 4. Строительство шлюзов Куйбышевской ГЭС

    Какова же была цена вопроса? При строительстве каскада Волжских ГЭС было затоплено 747 тыс.га сельхозугодий, в том числе 183 тыс.га пашни и 564 тыс.га сенокосов и пастбищ (под воду ушли в основном заливные луга). И если в 1937 году в СССР было 135 млн.га пашни, то в 1956, после всех потерь, 195 млн.га. В масштабе страны потери несущественны. Не стоит забывать, что в расходы на строительство ГЭС были включены и затраты на освоение новых земель, и мелиорацию существующих. Воду для орошения планировалось брать в том числе и из создаваемых водохранилищ.                    

    Рис. 5. Перекрытие Волги

    Последний вопрос: можно ли было построить ГЭС на других реках? Можно, но вот использовать полученную на них энергию было бы некому. Вся энергозатратная промышленность концентрировалась в европейской части страны, да на Урале. Можно было построить ГЭС на горных реках, но доставить энергию до потребителя было бы просто не по чему: в стране физически не существовало единой энергосистемы. Собственно она и началась формироваться лишь после появления Жигулёвской ГЭС строительством линии электропередачи 400 кВ "Куйбышев-Москва". Строительство же ГЭС на малых реках не могло обеспечить достаточной производительности.

    Итак, можно сделать первые выводы: увеличение производства электроэнергии было крайне необходимо для обеспечения самого факта существования государства, единственным эффективным средством увеличения её производства было создание ГЭС в европейской части России на такой крупной реке как Волга. Затраты на строительство и размеры ущерба были по оценкам того времени приемлемыми. Как ни крути, но предки искали оптимальные решения стоявших перед ними задач, находили их и успешно реализовывали. Это сейчас проблема - построить мост. А тогда за короткий срок и проектировали и строили, так, что 60 лет уже работает, и еще столько же проработает.

    Что ж, с некоторыми вопросами разобрались. Остается еще важная претензия, заслуживающая внимательного рассмотрения.

    Водохранилище и биоценозы


    Это вопрос кардинальной перестройки существующих биоценозов при создании водохранилищ: если раньше на этом месте существовали речные, пойменные, лесные и ряд других биологических сообществ, то теперь они заменяются единым биосообществом водохранилища. Естественно, что всё живое, не сумевшее приспособиться в кратчайшие сроки к изменениям, погибает. Печально, но факт. Даже самые ярые защитники гидроэнергетики это признают.

    Вот только и здесь не без подводных камней. Давайте сравним водохранилище и, например, колхозное поле, засаженное пшеницей, подсолнухом или любой другой сельскохозяйственной культурой. И там, и там идёт глобальная перестройка всех природных ландшафтов. Вот только биоценоз водохранилища весьма близок к природному, чего нельзя сказать о сельскохозяйственных посадках. На территории поля любая другая растительность, кроме основной культуры, признаётся безусловно вредной и уничтожается. Любая живность: грызуны, копытные, насекомые - практически всегда считаются вредителями - и уничтожаются. Причём борьба с живым в сельском хозяйстве идёт самыми жестокими способами: с применением отравляющих веществ. В результате биоразнообразие любого поля в разы ниже, чем биоразнообразие любого водохранилища. А сравнение площадей, занятых сельхозугодьями и водохранилищами - явно не в пользу первых.

    Увы, человечество пока не научилось существовать без изменения природных ландшафтов. И приходится признать. что далеко не водохранилища наиболее губительны для естественной среды обитания.

    Волга и рыба


    Очень часто волжские ГЭС обвиняются в том, что именно они стали причиной катастрофического снижения численности ценных проходных рыб, в первую очередь осетровых. С одной стороны все очевидно: есть ряд плотин, которые не дают подниматься осетровым в места традиционного нереста, а значит рыбы стало меньше.

    Однако же при детальном рассмотрении с привлечением цифр всё оказывается не столь просто.

    Рис. 6. Русский осётр. ©Daniel Döhne

    В 1958 году состоялось перерытие Волги при строительстве Волжской ГЭС. Половозрёлости русский осётр достигает в возрасте 8-17 лет. То есть уже к началу 1970-х годов должно было начаться снижение уловов осетровых, а к началу 1980-х - почти полное их прекращение, так как старые производители были бы отловлены, а новым взяться было бы просто неоткуда. Но факты - интересная вещь.

    Рис. 7. Взято из книги Е.Бурдина «Волжский каскад ГЭС: триумф и трагедия России».

    Получается, что максимальный вылов был в начале 1980-х. Т.е. спустя тридцать лет после перекрытия Волги. Даже при отсутствии добычи запасы осетровых сократились бы куда значительнее в силу простого старения и естественной смерти рыбы.

    Собственно причины таких ненормальных цифр не секретны. Практически одновременно со строительством ГЭС создавалась и система рыбоводных заводов. Так с 1953 года на Нижней Волге было создано 8 осетровых рыбоводных заводов, к концу XX века обладавших производственной мощностью в 75-76 миллионов штук молоди в год. И, судя по цифрам добычи, их деятельность давала весьма ощутимый эффект. Почему же рыбы-то нет?

    Рис. 8. Молодь стерляди на плавучем рыбозаводе в Тольятти

    А возьмем и отвлечёмся от Волги. Давайте как взглянем на вторую по значению в плане добычи осетровых реку России - Урал. Около 80% от годового улова севрюги в 1970-х годах приходилось именно на Урал. Между Волгой и Уралом вообще очень много схожего. Но есть и одно кардинальное различие - на Урале нет плотин. Казалось бы осетровых там должно быть масса. Но увы, на нерест в Урал заходит лишь несколько десятков тысяч осетровых против миллиона не так давно.

    Рис. 9. Севрюга

    И пойдем дальше, отвлечёмся от осетровых. Не белугой единой славилась Волга. Откроем статью "“Влияние хозяйственной деятельности на экосистему реки Оки”.

    В XVI веке рыба в Оке была и много. Но к XVIII веку промыслы красной рыбы изжили себя за сокращение популяции. К началу XIX века белуги (да-да, раньше они были и в Оке) вывелись окончательно, а к середине из ценных рыб в реке оставалась только стерлядь. Дальше все становилось только хуже: к 1930-м годам в реке кончились раки и сельдь. А к 1950-м в реке в промышленных количествах исчезла вся рыба. Полностью исчезло несколько видов моллюсков и подёнок, которыми питались рыбы. Исчезли: "гальян, линь, горчак, голец, верховка, вьюн, сом, золотой и серебряный караси… из 37 видов рыб, некогда составлявших ихтиофауну Оки, остался 21 вид. 7 видов исчезли за 4 столетия и 9 – за вторую треть нашего века". Замечу опять же, что водохранилищ на Оке нет.

    Как же вот так выходит, что плотин, которые все винят в исчерпании рыбных запасов, нет, но и рыбы тоже нет. Может не только и не столько ГЭС виноваты в том, что осётр попал в Красную книгу, а остальные съедобные рыбы стремительно движутся в этом направлении?

    Виновный номер один: браконьеры


    С распадом СССР распался и контроль за выловом рыбы. Причём на всех уровнях. Раньше просто отсутствовали рынки сбыта для незаконно добытой рыбы. Сейчас же это не составляет никакой проблемы, и это при одновременном росте цен на осетровых и чёрную икру из-за запрета официальной добычи. Браконьерство - общепризнанный факт, подорвавший естественное воспроизводство осетровых, тут даже особо комментировать нечего. Встречается и промышленное браконьерство: приезжает рыбнадзор в артель, которая ловит по документам, и квоты определены, и все юридически законно. А там дневной улов в половину годовой нормы: "а вот, начальник, такой удачный день у нас сегодня, до этого не ловилось ничего, а тут поперло. А завтра опять пустыми будем". А рыбнадзор физически не может проверить еще и завтра, насколько же "удачлива" артель.

    Рис. 10. Браконьерски добытые осетры ©www.dvnovosti.ru

    Точные цифры по этому вопросу весьма скупы еще и по той причине, что в стране больше нет работающей системы биомониторинга. Но и когда учёт еще вёлся, они совсем не радовали. В том числе и по не осетровым. Воблы, всегда являвшейся основой промысла в Астраханской области, осталось столько, что её промысел стал нерентабелен. Судак стал деликатесом. Сазана уже совсем скоро нужно будет вносить в Красную книгу, годовой улов щуки не превышает 5 тысяч тонн, хотя еще в начале 1990-х нормальным считалось 25-30 тысяч тонн.

     Директор Каспийского НИИ рыбного хозяйства Раиса Ходоревская: 

    "Фактически на Волге идет разграбление рыбных запасов".

    Дело дошло до того, что специалистами всерьез обсуждается полный запрет промышленного лова на Волге, однако пока государство продолжает выдавать разрешения на промышленную ловлю тысячам и тысячам предприятий.

    Виновный номер два: загрязнение


    Всю вторую половину XX века Волга, а значит и Каспийское море, активно использовались в качестве отстойника сточных вод. Уже к концу 1980-х ПДК по некоторым видам показателей превышались в десятки раз. Тогда же вследствие политоксикоза (комплексного отравления) - у осетровых было обнаружено новое, ранее не встречавшееся заболевание: миопатия (расслоение мышц). Миопатией было поражено 100% осетров, 70% севрюги и 30% белуги, заходящих на нерест в Волгу. Мышечная ткань такой рыбы разрушается вплоть до полного распада волокон. Такая рыба слаба, мало жизнеспособна, и очень плохо размножается.

    Рис. 11. Свалка на берегу ©Tom Thiel

    Возвращаясь к Оке отмечу, что ещё в 1847 году С.Т.Аксаков писал: "Рыба снет (гибнет) иногда от примесей вредных посторонних веществ, как-то: навозной жидкости со скотных дворов и испорченной воды с фабрик и металлургических заводов". Т.е. проблема то уже полуторавековая, но только последнее время с уменьшением объёмов неочищенных стоков в Волгу ситуация стала медленно улучшаться, хотя заболевания по-прежнему встречается.

    Впрочем, стоки в Волгу влияют не только на рыб. Поэтому этот вопрос стоит отдельного рассмотрения.

    Виновный третий: виды-вселенцы.

    За XX век в Каспийское море попало несколько новых, ранее несвойственных ему видов. Кого-то специально акклиматизировали, кто-то пробрался случайно, а кто-то мигрировал сам по каналам, связавшим Волгу с Чёрным, Балтийским и Северным морями.

    В 1930-х годах из Чёрного моря пробралась в Каспийское водоросль ризосоления. Она весьма комфортно устроилась в пищевой цепочке: её никто не ест. Пищевой тупик. Однако же сама она активно питается и размножается, постепенно вытесняя из фитопланктона иные виды, которыми ранее питался зоопланктон, которым активно питались килька и сельди, которыми в основном питались белуги. Да-да, это экология - в живом мире все вот так вот сложно взаимосвязано. По примерным подсчётам, появление ризосолении в Каспии сократило прирост кильки на 3 000 000 (3 миллиона!) тонн в год, что не могло не сказаться на белуге.

    Рис. 12. Ризосоления. Мелкая. ©S.Busch

    Но это было лишь начало. В 1950-х в Каспии появился маленький краб Rhithropanopeus harrisii. Маленький, но шустрый - сегодня эти крабы съедают до пятой части продукции донной биосистемы Северного Каспия. При этом сам крабик для осетровых малодоступен в силу таланта прятаться, зарываясь в ил на глубину до метра. Ещё один биологический тупик. Как и ещё пара видов усоногих раков-балянусов, тоже обрадованно пирующих в безопасном Каспии.

    Рис. 13. Rhithropanopeus harrisii ©Majk90

    И это тоже ещё цветочки. Ягодкой же является заокеанский гребневик мнемиопсис - мелкое желеподобное существо, напоминающее медузу. Его рацион более обширный: оно питается и зоопланктоном, и икрой, и даже мальками рыб. В 1980-х он с балластными водами танкеров проник в Чёрное море, а в 1999 году был встречен в Каспии. В природе он не является вершиной пищевой цепочки, сам становясь едой для другого гребневика бероэ. Но если в Чёрное море для регуляции численности мнемиопсиса бероэ хотя и с трудом, но удалось вселить, то, увы, в Каспийском море он не приживается.

    Рис. 14. Прелестный проглот мнемиопсис



    Попытки экстренно вселить регулятор численности возникли не случайно. Дело в том, что нерегулируемый рост мнемиопсиса привёл к самой настоящей экологической катастрофе. В Каспии он съел бОльшую часть зоопланктона и уже в начале 2001 года от голода погибло несколько сот тысяч тонн кильки - это бОльшая часть её каспийской популяции. А ведь именно килька - основа рациона белуги. Численность сельди стремительно сократилась до потери всякого промыслового значения. Страдают от голода и осетровые: уж больно узкой стала вершина традиционной пищевой пирамиды, и тысячам и тысячам рыб просто не хватает корма. Перспектив на улучшение ситуации - никаких. В Азовском море сегодня 98% всех пищевых потоков заканчивается на мнемиопсисе. То есть на долю всех остальных живых организмов приходится в 50 раз меньше еды...

    Примером того, что в традиционных условиях достаточно избавиться от сбросов и браконьеров, чтобы наступило рыбное изобилие, является испанская река Эбро. Сбросов в реку нет, браконьерство практически отсутствует, даже рыбалка разрешена только при условии выпуска пойманной рыбы. В результате про рыбное богатство на реке Дискавери сняло сериал "Речные монстры". Ещё более интересен пример с Рейном: рекой, которая протекает через 17 крупных городов, и на которой находится 27(!) ГЭС. Недавно там вновь обнаружили атлантического лосося и морскую форель. Улов лосося между 1780-1950 годами упал с 280 тысяч тонн до нуля, и вот теперь он вернулся, несмотря на многочисленные ГЭС.

    Увы, на Волге прежнего изобилия уже не будет никогда. Даже если победить браконьеров и очищать стоки до рыбохозяйственной нормы, уж больно сильно уменьшилась кормовая база осетровых из-за наступления вселенцев.

    Эвтрофикация


    Всё-таки есть еще проблема, вина в которой со стороны ГЭС видна и без специального рассмотрения. Это процесс эвтрофикации. Однако это тема слишком большая и требующая персонального рассмотрения, так что не буду здесь все расписывать, а просто дам ссылку на грамотный материал моего коллеги по Экотуру: Сказ о Воде, или как Антропоген Волгу эвтрофировал.

    Кардинальное решение


    А может все-таки взять и спустить все ГЭС? Перейти на альтернативные источники энергии + АЭС, построить больше железных дорог, вырыть больше артезианских скважин и избавить матушку Волгу от многолетних каменных оков...

    Увы, все сложно. Во-первых для замены каскада ГЭС нужно примерно 12 ГВт маневренной энергии (т.е. без ГАЭС никак) и 5-7 МВт от АЭС для выработки энергии. Фантастические цифры, сравнимые с планом ГОЭЛРО. Кто будет платить?

    Во-вторых, вся инфрастуктура волжских городов завязана на существуюший уровень воды. И это не только причалы и порты, которые останутся далеко на суше. Например, стоит упасть уровню в верхнем бьефе до 45 метров против обычных 53, как водозабор Автозаводского района Тольятти встанет и полгорода останется без воды. Обнажатся все скрытые сейчас газо- и нефтепроводы, проложенные по дну. Кто оплатит перестройку?

    В-третьих, некоторые водохранилища. например Иваньковское, незаменимы в принципе: оно снабжает водой весь Московский регион. В-четвертых, вернутся масштабные паводки, которых уже долгие десятилетия не было на Волге. Если сейчас наша ГЭС пропускает через себя максимум 30000 кубометров воды в секунду, то до ее строительства в пике паводка было до 50 тысяч кубометров: чьи-то дачи/коттеджи/бани/кафе/турбазы/пляжи просто смоет. Кто будет выплачивать компенсации?

    В-пятых, обнажатся огромные запасы донных отложений, и учитывая, что долгие годы в реку лили все отходы промышленных предприятий, то эти отложения весьма и весьма токсичны. А стоит им немного подсохнуть, они превратятся в ветром гонимую пыль и разлетятся по всей европейской части России.

    Рис. 15. Дно спущенного водохранилища

    Есть ли плюсы вообще? Да, свободится около 2,3 млн.га земель (правда из них 0,4 млн.га будут затапливаться в половодья), из которых около 900 тыс.га сельхозугодий, в основном сенокосов и пастбищ (пашни примерно 200 тыс.га). Вот только сейчас в России заброшено и не используется более 40 млн.га пашни, в одной Нижегородской области сейчас пашни пустует втрое больше, чем будет получено от спуска водохранилищ. Про то обстоятельство, что рыбы больше не станет, я уже писал выше.

    Есть и еще выгода: увеличится проточность воды, снизится эвтрофикация. Только можем ли мы себе это позволить? Ежегодный сток Волги постепенно понижается, все больше и больше маловодных лет и засух, кто знает, может без водохранилищ процесс пойдет еще быстрее? Пока я не видел ни одного исследования на эту тему. В целом же, даже полный спуск водохранилищ не решит проблему цветения. История знает пример Темзы, которая несмотря на то, что была проточной, еще в XIX веке цвела так, что в 1858 году пришлось приостановить работу Парламента и судов, из-за невыносимого зловония. И это безо всяких ГЭС. В конце 80-х годов уже XX века наблюдалось цветение в водах Северного моря - так это проблема не только зарегулированных рек. Это, скорее, проблема сброса недоочищенных стоков.

    Так стоит ли вкладывать триллионы в то, чего и так в России полно - неиспользуемую землю? Пока получается, что кардинально ни одна старая проблема не решится, а вот новых проблем прибавится, и все это за наш с вами счет. Так что стоит смириться с фактом существования ГЭС, в том числе и потому, что ничего изменить нельзя.

    Выводы


    Какие же выводы можно сделать? Ну, придется оправдать обвиняемого - ГЭС, по большинству пунктов. В большинстве случаев не ГЭС вредит Волге, а люди. Те самые люди, которые обвиняют во всех грехах ГЭС, но пользуются электричеством, чтобы выйти в интернет, пользуются красном, чтобы приготовить ужин, и даже не задумываются, что тот факт, что все это доступно постоянно, а не по расписанию - во многом заслуга нашей ГЭС."


    ShinePhantom

     

    15:36, 18-09-2014 [1]  

    Комментариев еще нет, стань первым!

    Для того, чтобы добавлять комментарии, нужно зарегистрироваться.
    Это займет не больше минуты, и откроет широкие возможности, доступные пользователям портала Lince.ru.

    Ты также можешь авторизоваться через контакте или acebook, чтобы пропустить процесс регистрации и перейти сразу к делу.