Самара  19°C

Прогноз на 24.05.2017:

Ясно, без осадков.

Температура от 18 до 20 °C (по комфорту от 18 до 20 °C), влажность 38%, давление 751 мм.рт.ст., ветер юго-западный, 4-6 м/с.

По данным gismeteo.ru

Приветствуем, путник!Ты можешь или Зарегистрироваться.
афоризм известного путешественника
  • Окружающая среда
  • Дискуссионный клуб

    Топ-10 пользователей:


    1.

    СкиФ

    СкиФ [19]  

     

    2.

    Dmitry

    Dmitry [14]  

     

    5.

    Ворон

    Ворон [10]  

     

    6.

    Дракон

    Дракон [9]  

     

    7.

    Sera

    Sera [7]  

     

    8.

    hobo

    hobo [8]  

     

    9.

    Ecologist

    Ecologist [6]  

     

    Полный рейтинг пользователей

    Окружающая среда:

    Сказ о Воде, или как Антропоген Волгу эвтрофировал

    3
    2572


    Как-то раз друзья-товарищи из клуба «Рысь» организовывали в городе Тольятти эколого-краеведческую викторину под названием «Загадки Самарского края». С тех пор минуло года три. Но вот недавно вспомнилась мне эта викторина, а точнее один из её вопросов:

    21. Как называется процесс, сопровождающийся бурным размножением планктона? Известно, что в Волге он вызван антропогенными факторами, какими? И каковы последствия данного процесса?

    Откуда берет начало нить ассоциаций, приведшая меня к мыслям о планктоне? Всё очень просто. В конце июля нынешнего 2013 года я стал участником очередного Экотура, организованного в рамках благотворительной программы «Бизнес для экологии» при поддержке холдинга «СИБУР» (в нашем городе его представляют предприятия «Тольяттикаучук» и «Тольяттисинтез») и ОАО «КуйбышевАзот». О самом мероприятии я расскажу позже, оно было весьма и весьма насыщенным и длилось три дня, а сейчас же предлагаю еще раз прочитать вопрос нашей былой викторины и попытаться на него ответить. Самостоятельно. Просто чтобы проверить свои знания. Не беспокойтесь, никто вас контролировать не собирается. Всё сугубо для вашего же интереса.

    Рис. 1. Как называется процесс, сопровождающийся бурным размножением планктона?

    …Ну как, легким оказался вопрос? Или не очень? А кому-то может совсем непосилен? Даже в этом случае не стоит расстраиваться. Ответ вы всё равно узнаете. Именно ему и будет посвящена моя статья. Здесь я попробую как можно полнее ответить на него, а помогать мне в этом будут лучшие учёные умы Института экологии Волжского бассейна РАН.

    Чем жива ныне Волга-матушка?

    Мир изменился.
    Я чувствую это в воде…
    Чувствую в земле...
    Ощущаю в воздухе.
    Многое, из того, что было – ушло.
    И не осталось тех, кто помнит об этом…
    И многое было забыто –
    Чего забывать не следовало…

    Галадриэль, Владычица Лориэна,
    кинотрилогия «Властелин Колец»

    Эти слова из далекого и многими любимого фэнтезийного мира. Казалось бы, какое отношение они имеют к миру нашему, простому и неприхотливому, и, как сейчас модно говорить, «стабильному»? Ан нет, если вдумчиво прочитать их еще раз, то уже кажется что-то такое есть, что-то о нас, о волжанах.

    Рис. 2. ...что-то такое есть, что-то о нас, о волжанах

    И правда, как не чувствовать нам, а особенно тем, кто живет подле Куйбышевского водохранилища, как изменилась наша Вода – «источник жизни». Да и то, многие уже и не помнят Волгу без огромных пластов сине-зеленых водорослей, облепляющих всё тело, когда выходишь из неё, наплававшись вдоволь. Но еще есть люди, которые помнят, какой она была. Есть люди, которые видят, как она изменилась. И есть люди, которые знают, какой на самом деле она должна быть.

    Проблема цветения Волги не нова. Относительно не нова. Многие уже привыкли к этому факту и воспринимают его как должное. Ведь всем кажется, что единственный недостаток цветения – то, что в Волге в этот период нельзя искупаться и остаться чистым. К сожалению, это не так. Но всё по порядку.

    Так что же всё-таки за беда случилась с Волгой за последние 50-60 лет? Ответ кроется в одном единственном слове: эвтрофирование (или эвтрофикация).

    Рис. 3. Александр Рахуба, научный сотрудник Института экологии Волжского бассейна РАН

    Александр Рахуба, научный сотрудник Института экологии Волжского бассейна РАН:

    «Что такое эвтрофирование? Все, наверное, с этим сталкивались. Не углубляясь в науку, это проблема цветения водохранилища. Как были созданы водохранилища, появилась эта проблема. Особенно актуальна она в приплотинных плёсах водохранилища. ГЭС так построена, что идёт замедление стока, влекущее за собой ужасное цветение фитопланктона. Помимо того что все пляжи зацветают, это еще и повышение органики в самой воде, что сказывается на качестве питьевой воды, потребители которой находятся на берегах Волги»

    Рис. 4. Сотрудница лаборатории мониторинга водных объектов демонстрирует фотографии «цветущей» Волги последних дней

    Так что же, получается что цветение – это результат дробления Волги на каскады водохранилищ и «застаивания» воды? Оказывается, не только. Да, водохранилища – вносят значительный вклад в эвтрофикацию. Но вторая, не менее значительная причина – это перекармливание.

    Не хлебом единым

    Да-да, речь идёт именно о перекармливании. Кого и чем? Нетрудно догадаться кого – именно этих самых сине-зеленых водорослей, того самого фитопланктона, который мы привыкли видеть каждое лето вместо поверхности водной глади. А вот чем? Что стимулирует такой бесконтрольный рост этих цианобактерий, что является для них источником пищи?

    «Источником, - говорит Александр Рахуба, - является антропогенный сброс биогенных веществ, того же фосфора, например. Мы перекармливаем водоёмы и отклик экосистемы – это повышение биопродукции, то есть цветение»

    Рис. 5. Повышение биопродукции, то есть цветение

    Под антропогенным сбросом в основном понимаются городские и промышленные стоки (гораздо меньшую часть занимают также и удобрения с полей). Вот и выходит, что мы, горожане, сами подкармливаем эту зеленую жижу, плещущуюся на поверхности Волги, сами стимулируем её бурное развитие.

    Хочется сразу уточнить, что, на самом деле, эвтрофирование может происходить и естественным путем. Правда в этом случае длится оно тысячелетиями. Тут же все происходит гораздо быстрее: минуло лишь чуть более полувека, а Волга уже зеленее, чем поле для гольфа.

    Рис. 6. Волга уже зеленее, чем поле для гольфа
    © Аэрофотосъемка пилотов компании Альпром

    Сергей Саксонов о целостности экосистемы Волжского бассейна

    Очень важно понимать, что фосфатосодержащие соединения поступать в Волгу могут не только напрямую, выливаясь из какой-нибудь трубы. Значительная часть их приходит с грунтовыми водами, собираемыми в пределах всего водосборного бассейна нашей великой реки. А ведь это огромная территория! Взгляните на карту, всё, что выделено жёлтым цветом, и есть бассейн Волги:

    Рис. 7. Бассейн Волги
    © автор Сафронов А.В.

    Возможно, вы не сразу поверите своим глазам, но да, Москва тоже находится на территории Волжского бассейна. И действительно, если взглянуть на статистические данные Института экологии, то по количеству общего фосфора, поступающего в Волжский бассейн от субъектов РФ, Москва «впереди планеты всей».

    Рис. 8. Количество общего фосфора, поступающего в Волжский бассейн от субъектов РФ

    А откуда берется фосфор и фосфаты в самих стоках? Самые активные экологисты (по определению Юрия Константиновича Рощевского это люди, сочувствующие экологии в меру своих способностей, но сами не являющиеся профессиональными экологами) сразу будут махать руками в сторону химической промышленности. Отчасти они будут правы – стоки промышленных отходов действительно вносят значительный вклад в «перекармливание» фитопланктона. Но тут не стоит забывать и о себе, любимых.

    Бытовая химия – это уже неотделимая часть нашей жизни. Стиральные порошки, моющие средства, даже зубные пасты – все это источник фосфатов. И всё это рано или поздно попадает в канализацию, а оттуда – в Волгу. А теперь посчитайте, как часто вы стираете, убираетесь в квартире, моете посуду? И потом помножьте это число на целый город. Тут уже трудно оценить, кто производит фосфатов больше – мы или промышленные гиганты. Также не стоит забывать и про сельскохозяйственный сектор – удобрения с полей постепенно смываются дождями, уходят в грунтовые воды и, попадая в Волгу, становятся удобрениями уже для сине-зеленых водорослей.

    Не миновать Волге экологической катастрофы?

    Прежде чем замахиваться на столь громкие слова, стоит для начала просто оценить вред от эвтрофирования.

    Во-первых, необходимо понять, что происходит с цианобактериями, когда Волга «отцветает», куда они деваются?

    Рис. 9. Что происходит с цианобактериями, когда Волга «отцветает», куда они деваются?

    Александр Рахуба, научный сотрудник Института экологии Волжского бассейна РАН:

    «Волга отцветает, водоросли отмирают и ложатся на дно. В воде появляется ряд токсических элементов органического происхождения и это, естественно, вредит здоровью людей. У тех, кто купается на пляже, начинает выступать на коже сыпь. Из-за того что увеличивается щелочность воды (есть такая особенность) идёт раздражение кожи, глаза чешутся…»

    Геннадий Розенберг, профессор, директор Института экологии Волжского бассейна РАН:

    «Не только на Волге, на многих наших реках водные объекты используются как бесплатный отстойник загрязнений. Всё сбрасывается, а куда девается? Вода то чистая более-менее. Куда всё уходит? В илы. Илы накапливаются. Ну и представьте себе картину: труба [водозаборная], находится постоянно на одном каком-то уровне. А илы поднимаются, растут. А если вы еще в это время сбросите воду как в 2010 году, то понятно, что он [водозабор] будет всасывать воду фактически из этих илов... а в этих илах есть всё: нефтепродукты, полиароматика… всё что угодно»

    Помимо бактериологического загрязнения (фактически - отравления), из-за обильного цветения водорослей также перекрывается доступ света в волжские глубины, что постепенно вызывает гибель всех видов животной и растительной жизни. Уже сейчас 90% мальков в Волге имеют уродства, не совместимые с жизнью. Экосистема медленно, но верно меняется, и обратить эти изменения не в силах никто.

    Так что же делать? Ученые в этом вопросе единогласны: нужна национальная программа поддержки развития и сохранения Волжского бассейна.

    Сергей Саксонов о необходимости национальной программы поддержки развития и сохранения Волжского бассейна

    Александр Рахуба, научный сотрудник Института экологии Волжского бассейна РАН:

    «Мы себе ставим задачу посмотреть на экспериментах, какой режим мы могли бы рекомендовать для наших ГЭС, чтобы снизить это цветение водохранилища. Понятно, что сразу можно сказать: чем выше проточность, тем будет лучше. Например, Саратовское водохранилище это показывает. В нижнем бьефе до Самары цветение гораздо ниже, чем у нас в Тольятти в приплотинном плёсе. Но мы должны точно определить, какой именно режим выбрать, чтобы это было и энергетикам приемлемо, и людям, и судоходству»

    Рис. 10. Какой именно режим выбрать, чтобы это было и энергетикам приемлемо, и людям, и судоходству?

    Получается, что решение есть, и решение это комплексное:

    1. Реализовать регулирование всего каскада Волжских водохранилищ в соответствии с учётом сезонности, климатических условий и экологической обстановки;
    2. Снизить поступление в Волгу элементов, стимулирующих развитие сине-зеленых водорослей. В основном это фосфор и фосфатосодержащие элементы.

    Что из этого доступно нам, «простым смертным»? Понятно, что регулировать сброс воды в водохранилищах мы самостоятельно не сможем. Единственное, мы сможем поддержать инициативу экологов, ратующих за это самое регулирование. Со вторым пунктом всё проще: сейчас уже даже на российский рынок пришла бытовая химия с более щадящим составом - без содержания фтора и прочих особо агрессивных для окружающей среды элементов. Мне лично уже довелось пользоваться моющими средствами Frosch (производства Германии) и зубными пастами Splat (что приятно, продукт был разработан учёными биофака МГУ). Думаю, найдется в наших магазинах и еще что-нибудь подобное, я же написал только то, чем пользовался сам.

    Кстати, в настоящее время в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах стирают только порошками без фосфатов. Там они запрещены на законодательном уровне. И, кстати, что более печально, тот же самый «Ариель», «Тайд» и прочие международные марки там тоже не содержат фосфатов. А у нас в России – содержат. Потому что производятся у нас же в России. А зачем делать для нас порошки европейского качества, когда наши устаревшие стандарты разрешают использовать более дешёвые, пусть и более вредные, составляющие? Неудивительно, что нас считают страной вечно «развивающегося» третьего мира.

    Немного о хорошем

    Не смотря на то, что я обозвал тут Россию «вечно развивающейся», нужно отдать должное социально-ответственным гражданам этой страны. В том числе и социально-активным и экологически ответственным предприятиям. Хочу поделиться с вами некоторой статистикой:

    Рис. 11. Динамика содержания фосфатов в воде Саратовского водохранилища за 2000 – 2012 гг.

    Это график изменения среднегодового содержания фосфатов в воде Саратовского водохранилища за последние 12 лет. Вторая кривая показывает среднесезонное содержание фосфатов в те месяцы, которые благоприятны для цветения. Как мы видим, динамика ползет вниз. И это хорошо.

    Еще один положительный момент – начиная с 2002 года в период цветения сбросы фосфатов значительно снижаются. Не знаю, нарочно ли предприятия ограничивают сбросы в летний период или просто совпадение, но в любом случае это тоже хорошая тенденция.

    В рамках Экотура также была организована презентация, на которой экологи предприятий «Тольяттисинтез» и «КуйбышевАзот» рассказывали про очистные сооружения всего города Тольятти. Не буду вдаваться в подробности, так как это тема для отдельной статьи. Приведу лишь несколько примеров. Для начала, взгляните на схему:

    Рис. 12. Схема отведения сточных вод г. Тольятти

    На схеме хорошо видно, что помимо своих химических стоков, эти промышленные предприятия очищают и все городские стоки. Т.е. наши с вами стиральные порошки и тому подобную гадость. Но полностью очистить стоки от загрязнений невозможно. Поэтому очистные сооружения постоянно модернизируются (не городом, самими же предприятиями) и результаты этой модернизации далее.

    1. За период с начала 2011 по конец 2012 года, благодаря проведенной модернизации было снижено количество сбросов:

    • Взвешенных веществ – в 90 раз;
    • Азота, нитратов и нитритов – в 3 раза;
    • Фосфора – в 2 раза.

    2. Общая динамика сброса загрязняющих веществ за 3 года (с 2010 по 2012) упала от 5,26 до 2,94 тысяч тонн. То есть почти в 2 раза (1.8, если быть точным).

    3. Сотрудниками предприятия разработан и запатентован новый метод по очистке почвы и сточных вод от нефтепродуктов и фосфатов, благодаря которому качество очистки, например, конкретно от фосфора улучшилось еще на 27%. А по иным химическим соединения и на все 96%.

    Всеми этими цифрами я хочу показать, что с каждым годом сбросов от предприятий становится все меньше. А значит пора и нам, обычным людям, тоже двигаться в сторону уменьшения использования вредной для Волги химии. Благо, как я уже писал выше, на российском рынке тоже мало-помалу стала появляться бытовая химия европейских стандартов. Ведь еще не всё потеряно. Да, Волга никогда не будет уже такой как прежде, ведь нельзя войти в одну и ту же реку дважды, как говаривал Гераклит Эфесский, современник Будды Шакьямуни и Лао-цзы. Однако она еще может и не стать такой, какой нам лучше бы её не видеть, такой, какой её пророчат самые пессимистичные экологи. А ведь будущее Волги – и наше с вами будущее, и каким именно оно будет, решать нам.

    Рис. 13. Будущее Волги – и наше с вами будущее, и каким именно оно будет, решать нам

    Все фото авторские (за исключение помеченных символом ©).


    СкиФ

     

    21:30, 31-07-2013 [19]  

    Комментариев еще нет, стань первым!

    Для того, чтобы добавлять комментарии, нужно зарегистрироваться.
    Это займет не больше минуты, и откроет широкие возможности, доступные пользователям портала Lince.ru.

    Ты также можешь авторизоваться через контакте или acebook, чтобы пропустить процесс регистрации и перейти сразу к делу.