Самара  21°C

Прогноз на 28.06.2017:

Облачно, возможен дождь.

Температура от 20 до 22 °C (по комфорту от 19 до 21 °C), влажность 80%, давление 746 мм.рт.ст., ветер западный, 1-3 м/с.

По данным gismeteo.ru

Приветствуем, путник!Ты можешь или Зарегистрироваться.
афоризм известного путешественника
  • Окружающая среда
  • Дискуссионный клуб

    Топ-10 пользователей:


    1.

    СкиФ

    СкиФ [19]  

     

    2.

    Dmitry

    Dmitry [14]  

     

    5.

    Ворон

    Ворон [10]  

     

    6.

    Дракон

    Дракон [9]  

     

    7.

    Sera

    Sera [7]  

     

    8.

    hobo

    hobo [8]  

     

    9.

    Ecologist

    Ecologist [6]  

     

    Полный рейтинг пользователей

    Обо всём:

    Калганов Роман. Фэнтези. Ваантара. Глава №1. Источник истории

    6
    2843


    Рис. 1.

    Ванаантара.

    Глубина Леса.

    Глава 1. Источник истории.

    Есть места, до которых не добраться. Исчерпай все силы этого мира, сожги в портале тысячи кристаллов Колаахалы, сотри в порошок посох Поющего Огня - сможешь разве что приоткрыть Дур да и только.
    "Стоило ли столько сил тратить на это непотребство?" - второй раз задал вопрос себе человек в плаще, склонившись над гаснущим зелёным свечением в круге двенадцати круглых камней. В глубине капюшона последний раз высветились тонкие черты лица: прямой нос, аккуратные усы и бородка, длинные темные волосы и внимательный взор карих глаз.
    На девятую луну Эры у него осталось два камня Шума, а их добыча - дело нелёгкое, редкий минерал, за который подземный народ заламывает такую сумму полновесных дхан, от которых молодому волшебнику становилось не по себе и хотелось самому лезть в колодец гномьих выработок. Скрипя зубами, он досмотрел, как очередной зелёный кристалл превратился в призрачную дымку, уносимую лёгким восточным ветерком в сторону леса, где расположился его лагерь. Ночь снова погрузилась в сон, разбуженная гудением лопнувшего круга портала, от которого во все стороны, угасая, разбегались темные волны разорвавшегося и снова сомкнувшегося пространства.

    Свет от костра бросал блики на деревья эльмов, чёрными мачтами стоящими вокруг лесной поляны. Лес мерно переговаривался ветвями, листьями и цветами ночных Светлиток. По тропам шуршали ночные зверьки. Бывало, из тьмы стволов изумрудных саше вспыхивали светлячки жёлтых глаз хищных сиберов, но тут же гасли, стоило магу шевельнуться. Незримо близился час Весов. Над поляной, в небе, навис красным гигантом Бала-Даа - третий спутник Мединии - родной планеты Мэллторна.
    "Молодец Мэлл, замечательно Мэлл, ещё разок, и над тобой начнут смеяться даже сиберы, - хмурился молодой маг, прячась от лесной прохлады позднего часа в капюшон своего черного плаща, расшитого синими орнаментами Трилистника. - И с чего вдруг ты взял, что этот старик Паалан надо тобой не издевается! Как он там говорил: "Великое торжество в открытии Дура ты узреешь, познав тайну камней Колаахалы", - конечно, познал, такими темпами я скоро продам с потрохами себя таэлам в рудники, "узрею" свой конец в темных коридорах Паталы, став первым призраком от гильдии Трилистника. Смешно! - состроил гримасу на лице Мэллторн. - Значит что-то идёт не так, как утвердил Паалан!"
    В раздумьях Мэллторн собрался бросить ещё одно полено в огонь, однако, остановившись на полпути, потушил остатки костра и, понурившись, пошёл складывать инвентарь в дорожную суму. Оставаться на девятую ночь в лесу он решительно отказался. Предстояло навестить Паалана, этого безумного старика, идеям которого поддался сейчас пусть ещё и молодой, но уже маг второго листа гильдии магов Синего Трилистника Мэллторн Рохан...
    Час Весов истекал. Бала-Даа скупо освещал заросшую тропу, падающую со скалистой возвышенности в долину. За дальними скалами поднималась серо-жёлтая Эра, ставшая для мага уже привычным спутником его ночных похождений. А иначе как похождениями его опыты назвать и нельзя было: создать и продержать Дур, как называли портал таэлы, последние тысячу кругов пытались безрезультатно многие маги Ганы. "Однако, - говорил с собой Мэллторн, - все попытки привели к краху камней Шума, а для некоторых всё закончилось весьма дурно: с взрывами Комнат Магии, выбрасыванием неудачливых экспериментаторов в различных местах Мединии. Когда этими местами становится небо, откуда с диким воплем летит очередной магиус - это уже не смешно! - горестно усмехнулся про себя Рохан. - Стоит запастись свитками у воздушных заклинателей Паттры и пересмотреть методы... - маг, не торопясь, спускался по узкой тропе, петляющей между деревьями и скалистым утёсами.
    В долине желтыми бликами мерцали огни маленького городка Рано, расположившегося у реки Ратрек. В бесчисленном количестве малых мастерских и ученических мат возлежал "клубком" городок, огороженный невысокими каменными стенами, с тремя крепостными башнями: двумя приземистыми башнями гильдии Синего Трилистника и храма Рабхаса.
    На берегу Ратрека, куда смотрели основные ворота города, меланхолично покачивались малые торговые посудины у округлого причала. Иногда ветер доносил из харчевни "Семь Отмелей" чей-то неудержимый хохоток и бряканье пивной посуды. Рано в большинстве своем населяли люди и некоторые ватхары, торгующие эликсирами леса Эльма и отличным оружием. В особенности ценились искусно сделанные пату: лёгкие и прочные луки из сашетового дерева, стрельба из которых считалась верхом искусства у рода Ван Ватхар, и часто с трудом давалась людям, не умеющим должным образом повторить "Линию Ван". Классический захват тетивы на этом луке рвал сухожилья и выворачивал пальцы нерадивым сынам людского рода. Это обстоятельство обычно вызывало у ватхаров-торговцев лишь хитрую ухмылку, ибо смельчаки рода человеческого, не скупясь, упорно пытались овладеть навыками обращения с сим оружием и при этом не жалели звонких дхан, принося стабильные доходы ванам. Так о луках-пату среди людей ходила поговорка: "Лук гнёт стрелок - пату гнёт стрелка".

    Путь Мэллторна сегодня особо ничем не отличился: по мосту через старое заболоченный русло Ратрека, через виноградники и сады местных фермеров, до западных ворот города, где дежурит смена Паура - старого вояки времен войны с Нирудаком, в итоге объединившей Такван, Нирудак, Снехан, Вивит и Саммелан в империю Ганы.

    У ворот, в легких кольчугах, вооруженный короткими мечами, прибывал караул из двух стражников. На их овальных щитах черного эльма поблёскивал, отражая лунный свет, искусно гравированный по обшивке ястреб с расправленными крыльями - символ Таквана, союзного королевства людей и ватхаров, погружённого в леса Эльма и Вестана от Тарских гор до скалистых хребтов Земель Парящих.
    - Рад приветствовать высокочтимого Мэллторна, - салютовал Паур, вышедший из тени створок городских ворот, на ночь прикрытых. На нём была всё та же кольчуга, видавшая виды, поверх синей рубахи, подтянутая широким кожаным ремнём, на котором небрежно свисал в воронёных ножнах прямой меч такванских балинов. Завершали образ начальника стражи странные чёрные сапоги, состоящие из десятков кожаных ремешков, неясно как держащихся друг за друга. Эффектное появление слегка встряхнуло мага, так и не привыкшего к выходкам широкоплечего воителя. - Рокс, Дори, факелы поменяйте, скоро носов своих не увидите! - рявкнул вояка уже охране, вернув их в явь из полусонного состояния.
    - Доброй ночи Паур! Как всегда, нападаете без предупреждения, - с улыбкой на устах заключил маг.
    - Привычка, что поделать мэтр, - с хитрым прищуром парировал страж, - а вот ваше присутствие здесь в столь поздний час стало вполне обыденным: как не вспышка на хребте - так через час являетесь вы! - помотал на палец длинный ус Паур, скользнув внимательным взглядом по сумке мага. - Прошу простить меня, конечно, не в моих правилах соваться в дела благородного мага, - подмигнул он Рохану и тихо, придвинувшись, добавил, пока Рокс и Дори возились с факелами, - но лучше бы вы бросили это занятие мэтр!
    Мэллторн решительно отмалчивался, пожав плечами: "Дела, - подумал он, - что могло произойти за эти дни в городе, чтобы старый добрый Паур завёл речь о ненавистной ему магии, особенно после войны с Нирудаком?"
    - Во время вашего отсутствия в Рано пришли новости из столицы, - словно читая мысли мага, продолжил шёпотом Паур, - Совет Внимающих Императора уполномочил все пять королевств о введении официального запрета на практику открытия порталов, и это на всей территории Ганы! Какой сибер их укусил, не понимаю, но не стоит сомневаться в серьезности намерений имперского ницетара! - покачал головой страж, изучающим взором проникая под тень капюшона мага.
    - А причём здесь Совет Внимающих? - в недоумении проговорил Мэллоторн, рассеянно оглянувшись в сторону полуприкрытых ворот. - Вопросами практической магии всегда занималась верховная Башня Самита...
    Дори и Рокс старательно делали вид, что ничего не слышат, до идеальности выравнивая ряд факелов вдоль стен каменного тоннеля, выходящего на мостовую городка. Что характерно, весь ницетар стражи в Рано состоял из людей: род Ван никогда не участвовал в общественной жизни людских поселений, считая города - ограниченностью пространства и выбирая место жительства в лесах Эльма, где и располагался среди деревьев единственный их "город" - Кхай, утонувший в ветвях тару и саше. Мэллторн отдал бы многое, чтобы ведать тайну: каким образом король Эдгард II несколько лет назад смог без единой капли крови присоединить леса Эльма к Таквану. Если не считать торговых отношений через города Рано и Твелек с ватхарами - иных взаимовыгод, по крайней мере наглядно, не имелось.
    - Вот и я о том же Мэлл, - забыл о высоких словах Паур, - что же должно произойти из ряда вон выходящее, чтобы Император, да продлит его лета Рабхас, погнал во все стороны света драгов с подобным донесением?! Со времен войны со жрицами Нирудака ничего подобного не припомню!
    - Давно ли прибыл драг? - с тревогой спросил маг.
    - Вчера утром. Пронесся, как чумной, ворвался в арку храма Рабхаса! Белый драг, никогда таких ярких шаров не видел!
    - Однако...
    - Донесение прочли на городской площади часов семь назад!
    - А как отреагировал Трилистник? И... почему меня не предупредили?
    - Ведомо как, уважаемый мэтр, - более сдержанно доложил Паур, - Мастер Веш не проронил ни слова: Синий Трилистник молчит! Почему не предупредили вас? - прищурился начальник стражи. - Вы же в курсе происходящих событий мэтр! Вы сейчас находитесь у западного предгорья Рано в поисках лечебных трав для алхимических исследований по просьбе почтенного мастера Аиры! - с наигранным удивлением покачал головой усатый страж, поправив меховую шапку на бритой наголо голове. - Ещё есть вопросы?
    - Вот оно как. Что обещали сделать с нарушившими запрет? - осторожно осведомился маг.
    - Ничего хорошего мэтр, - сухо парировал Паур. - Вас ожидает мастер Веш. Думаю, что вам стоит поторопиться, вслед за драгами его имперского величества в города Ганы двигаются делегации Белого Трилистника...
    - Что-оо?! - с лица мага съехал на плечи капюшон, открывая взору пылающую синеву недавно карих глаз. - Белые! В делегации Наместников Императора, - в тоннеле врат пламя факелов на короткое мгновение пошатнулось, меняя свой окрас с жёлтого на синий. - Это уже ни в какие ворота...
    Рохан некоторое мгновение стоял неподвижно, глядя куда-то сквозь город и пространство ночной Мидинии. Паур, видевший за свою жизнь и не такие пассы магов, спокойно выжидал, пока чародей придёт в себя:
    - Простите мою несдержанность, почтенный балин Паур! - возвращая на место капюшон, сказал Мэллторн. Дори и Рокс лишь переглянулись, продолжив, как ни в чём не бывало, своё нехитрое занятие. - Для меня всё это как-то неожиданно совсем! Я... внемлю вашим советам, - проговорил маг, пробежав взглядом по своей дорожной сумке, в которой покоились помимо всего прочего камни Колаахалы, - и, спасибо! Я не забуду вашей услуги! - добавил он, блеснув остывающими угольками синих глаз и задумчиво двинувшись вглубь арок к мостовой города.
    Начальник стражи лишь пожал плечами, провожая взглядом мага, скрывшегося за поворотом в улочках спящего города королевства Такван.

    ***

    "Нет, в этом есть что-то неправильное, - говорил с собою Меллторн, двигаясь по узкой мостовой темных переулков, мимо двухэтажных каменных домов похожих на квадратные шкатулки с узкими арочными окнами. Болтал ветер вывески над дверьми нескольких домов. Надписи пестрили разнообразием мастерских: кузнечные "Железные клещи Хоула", алхимические "Эликсиры молодости Кэда", “Швейная мастерская Рокси”...
    Дорогу до дома гильдии Трилистника он выбрал не самую короткую, обходя центральную улицу, с её множеством малых площадок ученических мат, где обучались грамоте дети, достигшие возраста девяти циклов. Если спросите: чем славен городок Рано? - местные жители без колебаний ответят: Единственный город королевства Такван, где соблюдаются старинные традиции в обучении детей, где родитель, не смотря на его положение в обществе, может гарантировать своим детям достойное образование и мастеровое дело! И это действительно было так, ибо работа находилась для каждого: город располагался в местах с умеренным климатом; почва, обогащенная илом старого русла Ратрека, давала стабильный урожай, скрытый горами от северных ветров; в лесах Вестана была разрешена охота; река Ратрек связывала торговые пути Ганы с Землёй Парящих через таэльский город Друта, вносивший свой вклад в дело мастеровых по обработке драгоценных камней и металлов, да ещё рядом с Рано лежал старый тракт на ватхарский город Кхай. Правда им давно не пользовались люди, а ватхары презирали дороги, обходясь звериными тропами. Враждебность и таинственность лесов Эльма, темных лесов, произрастающих там эльм и тару, отбивала всякое желание у охотников, грибников и остальных любителей лесных даров пересекать негласную пограничную черту реки Ратрек с землями Ван. Хотя, ватхары обладали редким дружелюбием до некоторого момента, за границы которого разумно было не соваться. Но в народе всегда находились дурни, пускающиеся на путь неизведанного, и, зачастую, в один конец.

    "Значит гильдия белых дорвалась таки до вожделенной власти! Уму непостижимо. Что ещё ждать от некогда истребленного снеханского ордена Лууна, достигшего такого могущества за последнее столетие. Тысяча циклов Бала-Даа прошло от страшной битвы магов Снехана с жрецами Нирудака, после которой осталось на десятки лиг выжженное поле, получившее имя - Самар. Слово, которым пугают детей, - слегка улыбнулся Рохан, вспоминая своё детство в пышных виноградных садах, залитых солнцем провинции Твелека, - слово, которым в узких кругах магиусов кличут коллапс Дур, некогда свободно открывающихся в любой части Мединии. Два молота магии обрушились друг на друга, магия полного стирания. Сумасшедшая и бесполезная трата сил, закрывшая тоннели Мидинии! Что-то они задели, какой-то баланс на планете, какой? Знать бы! - мыслил маг. - Вот только теперь, боюсь, до истины докопаться можно будет только через тюрьмы Варты, предварительно став предметом исследований "Белого Трилистника" - черт, даже у нас эти "самородки" что-то успели стянуть!"
    Петляя в тёмных переулках, Мэллторн вышел к небольшому парку, разбитому у южной стены городка. Дом и башня гильдии Синего Трилистника расположились в глубине рощи саше, раскинувших свои острые изумрудного цвета листья до самой крыши строения. В узких оконцах башни теплился свет.
    Маг неспешно шёл в кромешной тьме среди сашетовых крон, рисующих своими ветвями в звёздном небе непостижимо сложный орнамент. Он мог закрытыми глазами дойти до гильдии, зная каждое дерево этого парка. Узкая тропинка озарялась тусклым синим огнём пелентанов, свисающих с ветвей. Узоры и руны на черном плаще Рохана вспыхивали в тон свечению. Защитная магия Трилистника в шарах приветливо колебалась. Каменный дом гильдии построен был две вехи назад ещё магистериумом Синего и Зелёного Трилистников. Тогда гильдии пребывали в своём рассвете и величии. Ныне дом выглядел серым трехэтажным монстром в свете Эры: узорчатые колонны широкой веранды, арки и пролёты, устремлённые ввысь рисунком трилистника, потемнели от времени, по покатой крыше двигались тени ветвей. Но у лестницы парадного входа всё также незыблемо в чаще Хроник бурлило синее пламя, в бесконечном танце которого, рождаясь и умирая, жили светлячки - драги.
    Мэллторна никто не встречал. Маги гильдии привыкли к выходкам молодого соратника, теряющегося на многие дни неведомо где. На его "образ практики" давно махнули рукой, считая его чудаковатым и странным, тратящим свой талант на глупые затеи, которые давно были опровергнуты Башней Самита, как, в общем, не существующие. Может потому Рохану так везло с его знакомыми, такими же чудаками, как и он сам.
    В дом гильдии заходить не стал, он хорошо знал, где искать Веша.
    “Где бы старикан Паалан не был, я его найду, - подумал Мэллторн, взбираясь по спиральным лестнице башни. - Столько времени на подготовку сиберу под хвост, а тут ещё эти белые! Пройдусь завтра инкогнито до таверны, послушать стоит, что на этот счёт говорят снеханские купцы.”
    В раздумьях Рохан не заметил, как закончилась лестница. Когда он поднял глаза от каменных ступенек, на его пути оказался сам мастер, и, судя по его недоброму взгляду, в совсем дурном настроении:
    - Рохан, хвала Изначальному, ты уподобил меня своим присутствием! - театрально возвел над собою руки глава гильдии.
    - Мастер Веш, я... - парировал было Мэллторн.
    - Мэлл, сколько раз я тебе настоятельно рекомендовал не ввязываться в эту историю с дверьми, - укоризненно начал Веш, - ты подставляешь под удар всю нашу гильдию! Ты слышал о приказе имперских Внемлющих? Черт, Рохан, что ты как воды в рот набрал! - злобно посмотрел на него чародей.
    - Что мне сказать, мастер, для меня для самого это стало новостью...
    - Ты был в круге двенадцати камней?
    - Да, мастер.
    - Ты открывал Дур? В тысячилетие Самара? - не унимался маг.
    - Да, но...
    - Ты с ума сошёл Рохан! - старый маг устало упал в кресло, единственную мебель, кроме стола, в скромном убранстве комнаты башни. Он опустил седую голову, принявшись комкать длинную белую бороду. Одет Веш был в простой серый балахон, подпоясанный льняной бечевкой. Единственным украшением мастера на указательном пальце левой руки поблёскивал в свете свечей синий камень Колаахалы в оправе серебряного кольца.
    Синий камень Шума мастера Веша - наверное, ещё одна из многих тайн, которую хотел бы поведать Меллторн...
    Неожиданная реакция мастера заставила его напрячься:
    - Но у меня не получилось удержать Дверь! Все, как и раньше, в чём может быть отличие?
    - Отдача, Мэллторн, ты ведь и не думал о ней, верно? В тысячилетие Самара!
    - Отдача?! - попробовал на вкус молодой маг Трилистника. - Это же недоказанное явление, в ряду случайных...
    - Ты так в этом уверен? - презрительно бросил Веш. - А что если последовательность существует, но повторяемость её настолько редка, что жизни одного исследователя не хватит, чтобы её наблюдать?
    - Хм, к чему вы клоните, мэтр?
    - А к тому, что Сила, выпущенная тысячу кругов назад на Самаре, была последовательностью! - Веш устремил взгляд на Рохана. В нем читалось что-то незнакомое Мэллторну. Словно глазами мастера смотрел кто-то иной, совершенно другой человек.
    - Самар был последовательностью? - брови Мэллорна раздвинулись. - Но как связать человеческие распри с великим Тактом? В чём смысл, и откуда такие доводы, уважаемый мастер? - никак не ожидал услышать он подобного от седобородого мага. "Теория великого Такта Вселенной" была интересна Рохану, но, как и для многих других исследователей, она оставалась теорией, по крайней мере, до сегодняшнего дня. На фоне последних событий он уже начал забывать об указе и обещанных расправах над непослушными магами.
    - Спроси об этом своего Паалана, ему лучше знать! - презрительно проворчал старый чародей.
    - Паалан?! - в голове Рохана всё смешалось. - Значит, Вы тоже когда-то...
    - Это было давно, Мэллторн! - грустно заключил Веш. - Когда Дур закрылись после войны эпохи Властелина душ, стремление открыть их было в те дни интригующим опытом, каждый уважающий себя маг так или иначе занимался этим вопросом! Сейчас всё по-другому! У власти встали жрецы Белого Трилистника, - лицо мага на мгновение исказилось, - башня Самита уже ничего не решает! Синий Трилистник скоро станет историей, как когда-то и Зелёный, для тебя это не секрет. Познание природы бытия, гармонии магического искусства - кому это сейчас интересно? - спрашивал себя Веш. - Наше искусство стремительно деградирует...
    Разговор на время прервался. Дрожали тени от мягкого сияния свечей. Рохан пребывал в смятении, застыв у прохода в круглую комнату башни. Мастер словно уснул, сидя в своём древнем кресле, закрыв глаза. Время остановилось в ожидании движения. За окнами башни в полном безразличии к людским тревогам шелестели листья саше. Ночь входила в час Забвения. Даже в "Семи милях" всё затихло. Лишь иногда со стороны улочек Рано слышались переклички ночных дозорных, да в ветвях парка заунывно покрикивал говорун. Мэллторн собрался было разорвать затянувшееся молчание, но Веш заговорил первым:
    - Этот старый злодей, будь уверен, он знал об Отдаче, иначе не давал бы тебе заклинания Вращения для открытия Дур. Открой свои глаза, Мэллторн, тебя водят за нос!
    - Именно это мне в последнее время кажется, что я отстаю на шаг в понимании событий, происходящих вокруг меня, - не скрыл своего раздражения маг, - я уже не удивляюсь, откуда Вы узнали о нашем с ним разговоре.
    - У меня свои методы, - загадочно проронил Веш, - стоило бы доучиться до третьего листа, Рохан, тогда не задавал бы таких вопросов! - поучительно сказал мастер. - Но возможности у тебя больше такой не будет, к сожалению, тебе срочно нужно уходить из Рано!
    - Двери...
    - Несомненно, Мэлл! Паалан, как один из виднейших исследователей порталов, сейчас находится в незавидном положении. Его будут искать по всей Гане и, в первую очередь, в Рано, где наиболее свеж след открытия Дур заклинанием Вращения, редким заклятием, с неповторимым следом. А кто его пытался открыть? - лицо Мэллтора становилось все мрачнее. - Вот именно! Ты попал в самую гущу событий, мой дорогой ученик! А Паалан неплохо подстраховался, заручившись твоей поддержкой в своих безумных исследованиях!
    - Если я не ошибаюсь, - проглотил комок Рохан, - след завязан на мне туго!
    - Ох, Рохан, - вздохнул Веш, - ещё тогда, в провинции Твелека, когда я ощутил в мальчике редкий дар Силы, мог бы я подумать, к чему всё это приведёт...
    - Это вы о чем, мастер? - подозрительно покосился на учителя молодой маг.
    - Я хочу верить, что ошибаюсь, Мэллторн, - внимательно посмотрел на своего ученика Веш, - надеюсь, что ты не попал в Такт!
    - А почему именно я? - возмутился Рохан. - Мало ли магов в эти дни открывали порталы и практиковали магию?! Не уясню я это!
    - Не могу ответить на твой вопрос, Мэлл! Запрет был именно на открытие Дур, в тысячилетие Самара. И это не случайно. Одно точно: ответ на этот вопрос знают Внемлющие, белые - всего лишь исполнители. И знает об этом Паалан, иначе не давал бы тебе сильнейшее заклятие, способное открывать тоннели от Таквана до Горных островов!
    - Я должен найти Паалана! - сжал пальцы в кулак Мэллторн.
    - Поостынь Рохан, - спокойно сказал мастер, - думаю, что от него уже и след простыл в Рано! Собирайся ты лучше в Кхай, к моему старому другу, целителю Кавитаа. У тебя есть три Эры. Через три дня в Твелеке и в Рано будет не продохнуть от делегаций карательных отрядов белых, как, в общем, и во всей Гане!
    - Кхай, в сердце Эльма! - удивленно проговорил Мэллторн. Что-то он совсем не горел желанием бродить по лесам, несущим на себе столь зловещую славу. - За мной тянется след, разве правильно подвергать опасности вашего знакомого...
    - Только он тебе поможет, Рохан! - вздохнул старый маг. - Он разнимет тебя с заклинанием! А белые много раз подумают, прежде чем соваться в Эльм... Да, я иду на этот риск, и не спрашивай почему! По хорошему, мне бы стоило тебя отлучить от гильдии и сдать Наместнику Рано, - Веш медленно поднимался из своего кресла. Сейчас, как никогда раньше, мастер показался Мэллторну невероятно старым, столь же древним, как и сама жизнь, - но эта реальность не столь проста и прямолинейна, мой друг! - в его глазах отразилась сама вечность синего огня Трилистника. - Последний лист, Мэлл, - глава гильдии протянул ладонь, сжатую в кулак. На руки Рохану порхнул небольшой листочек клевера, лепестков у него было четыре. И только листок коснулся кожи молодого мага, как он осознал, что лист этот совсем не простой. Тот скользнул по ладони до безымянного пальца, вытянувшись в подобие четырёх переплетенных змеек, охватил палец темно-зелёным плетением и застыл в кольце.
    - Что это?! - удивился чародей. Такого он за все свои двадцать пять кругов не видел никогда.
    - Это лист Трилистника, Мэлл. - улыбнувшись, простодушно пожал плечами Веш. - Изначальное может выглядеть как угодно, но сути это не меняет!
    - Что же это за магия? - не мог прийти в себя Мэллторн. - Похоже на магию изменения, но это...
    - Со временем ты поймёшь Рохан. - тихо ответил мастер Веш, положив правую руку на плечо своего бывшего ученика. - Собирайся Мэллторн, маг трёх листов Синего Трилистника, тебе пора, - приказал мастер.
    Мэллторн собрался было переспросить: когда это он успел заслужить третью ступень посвящения в Трилист, - однако выразительный взгляд старого чародея говорил сам за себя.
    - Со временем, - задумчиво повторил маг.

    ***

    Круг двенадцати камней. Кто его создал и когда - ответ терялся в тысячелетиях существования Мединии. Цивилизации сменяли друг друга, города людские разрушались и строились снова, поднимая флаги разных цветов и форм. Время не щадило ничего вокруг, однако двенадцать округлых камней покоились в незыблемости. Одни кругам поклонялись, как творениям светлейшего Рабхаса, Рабхаса Единого, в других местах с неистовой злобой разрушали, разметав валуны на сотни метров, но сами камни не поддавались уничтожению любой магией. Иные, познающие таинства прошлого, изучали их, проводя безуспешно самые невообразимые эксперименты в кругах.
    Но лишь однажды камни открыли свою тайну: тысяча шестьсот пять циклов Бала-Даа назад, по книге хроник "Тысячи листов Эльма", некая таэла по имени Колаахала, путешествуя по лесу тару близ древней крепости Драдхиман, ныне столица Саммелана, решила остановиться на привал. Путь был дальний, она плыла парусным нау из самой Друты, неся в своей суме "множество минералов земель Паттры для каменных дел мастеров южного берега", как говорилось в хрониках: "...припав на удобный каменный булыжник, заросший мягким мхом, средь корней могучих тару, она приступила к трапезе, вынув свои яства из колиты. Волей великой судьбы, из большого числа кармашков на суме таэлы, где лежали её минералы, выпал небольшой зелёный кристалл. Ударившись о белёсый корень тару, кристалл покатился между деревьями, аккурат в центр полянки, поросшей зелёной травой. Колаахала приметила это место. Решив покончить с трапезой прежде, чем спуститься за кристаллом, она вдруг обнаружила, что камень под ней неожиданно ожил. Род Паттры был не из пугливы: проворно отскочив от камня, она схватилась за рукоять изогнутого волной таэльского кинжала. Один за другим из мхов поднимались двенадцать камней. Таким образом таэла оказалась в центре кольца вибрирующих серых камней, издающих низкий гул, от которого по высоким ветвям тару пробежала дрожь неощутимого ветра. Внезапно мир вокруг Колаахалы резко сжался в нитку, окружив её призрачным зелёным свечением..."
    - Что было дальше, знает каждый ребенок, - со скучающим видом заключила ватхара, захлопывая фолиант, - гномиха оказалась на берегу в двух лигах от Друты в таком же круге камней! Тот минерал таэлы в честь своей соплеменницы назвали камнем Колаахалы, а люди за его свойства в кругах - камнем Шума. Ничего нового, я это знаю наизусть!
    - Я и не подвергал сомнению твои знания, Дхаути, - поправил на своём широком поясе тряпичный мешок с травами Кавитаа, - но красных кристаллов Шума никто не находил! - задумчиво перелистывая страницы, оторвал взгляд от книги целитель. Его высокому росту мог позавидовать любой анил, поэтому на свою собеседницу целитель смотрел сверху вниз.
    - Тамовант мне не врал, его аура даже не колыхнулась! - утвердительно сказала девушка, с уханьем поставив обратно на полку тяжёлый труд ватхарских писцов.
    Кавитаа и Дхаути стояли у полок высокого шкафа, больше похожего на колонну, устремлённую ввысь, с множеством ниш, в которых покоились необычного вида, для понимания человека, овальные книги древней Библиотеки Эльма. Столб обплела толстая ветвь, по которой легко можно было забраться до самой верхней ниши с фолиантами. Помещение библиотеки расположилось в корнях тысячелетнего тару, а книжные колонны, свивающиеся в один ствол на высоте тридцати мер, образовывали конусовидный свод, медленно закручивающийся в спиральное нутро величественного дерева. Из каждой колонны прорастали полупрозрачные усы, на кончиках которых ровным белым светом горели огоньки древесного сока дерева. Таэлы, ведавшие тайны жил многих мест Мединии, утверждали, что такие старые тару дотягиваются своими корнями до самых глубоких жил Поющего Огня, где концентрация камней Колаахалы особо плотная. Свечения вполне хватало, чтобы озарить весь зал.
    Тишину библиотеки изредка прерывали речи ванов, похожие на журчание лесного ручейка. Сейчас в библиотеке Кхая было множество народу. Но их присутствие читалось лишь по силуэтам коричневых традиционных плащей рода Ван Ватхар. Кавитаа, как целитель рода Ван, носил белые одежды и белый плащ, выделяющий его из множества других ванов. Дхаути же носила то, что ей вздумается: мягкие сапожки из чёрной кожи, облачающие её ноги до колен, заправленные в них коричневые широкие охотничье штаны из плотной ткани, подпоясанные искусно гравированным чёрным ремнём; такого же покроя, как и штаны, охотничья куртка, была стянута различными ремешками и подвязками; темно-зелёный лёгкий плащ с глубоким капюшоном, был заброшен за спину, плавным полётом преследуя движения своей хозяйки.
    - Тамованты по природе своей вообще не врут, вот это и ставит меня в тупик! - добавил высокий ватхар, взглянув на верхние ниши книжного столба. - Перепутать тоже не могут, видя вещи такими, какие они есть!
    - Тогда что же мы ищем здесь? - невольно спросила Дхаути, вытащив очередной неприподъёмный фолиант из гнезда колонны. Её небольшой рост и обманчивая хрупкость изящной фигуры, по меркам людей, с лихвой компенсировались кошачьей грацией и силой хищных сиберов. Не зря Дхаути Самайа тянула лук-пату не хуже закоренелых ватхарских балинов.
    - Трактат Колаахалы, - отвлёкшись на долю секунды, бросил Кавитаа, прежде чем "погрузиться" в очередной книжный труд.
    - Странно, не слышала о таком? - задумалась Дхаути. По роду своей деятельности ватхара успела изучить чуть ли не половину библиотеки. А деятельность её была самой, что ни на есть, авантюрной - поиск сокровищ. В этом ремесле её интересы часто совпадали с интересами Кавитаа, ярого коллекционера редкостей и известного по Кхаю целителя-алхимика. - Разве она что-то писала?
    - Официально - нет! - утвердил светловолосый Кавитаа. Сейчас он особо походил на премудрого филина, подергивая густыми белыми бровями, под которыми горели внутренним светом жёлтые глаза. Нос с небольшой горбинкой на скуластом лице делал его несомненным родственником этой птицы. - Но её рукописи в одной из книг этого столба, ручаюсь духом Эльма.
    - Замечательно! - горестно посмотрела Дхаути на пик столба. - До ночи, может, управимся!
    Её точёное личико выражало сейчас редкую сосредоточённость. Покусывая губы, она поднималась всё выше по ветви, выдёргивая поочерёдно овальные тома и отдавая их целителю. Непокорные русые волосы, падающие на плечи, она убрала в косу, дабы не мешались. Взор тёмно-зелёных глаз цеплялся за названия книг и бежал дальше.
    Стоит отметить, что ватхары внешне от людей практически ничем не отличались, разве что слегка заострёнными ушами и цветом радужки глаз, а скорее даже внутренним светом, ибо, когда Дхаути заходила в тень колонны, её глаза в прямом смысле светились изумрудным светом. По природе своей ватхары взрослели только до двадцати пяти кругов Бала-Даа, далее возраст их сложно было определить: могло пройти до ста циклов, а ван выглядел не старше тридцати. Поговаривали о том, что некоторые могучие маги Ганы разгадали секрет долголетия лесных жителей, но побочные эффекты зелья омоложения, зачастую, имели большую славу, чем действие самого эликсира.
    Они добрались до свода зала, когда на очередной овальной книге коллекционер древностей, сотрясая указательным пальцем, пронзил воздух:
    - Вот он! - воскликнул Кавитаа, закинув толстенный фолиант обратно в гнездо. В руке целитель бережно держал тканевый холст, скрученный в плотную трубку. - Давно собирался сделать копию, но всё руки не дойдут!
    - Что, трактат на одну страницу? - выражая удивление, подняла тонкие брови девушка. - Понятно теперь, почему я раньше о нем не слышала!
    - Смотри! - только и ответил ватхар, торжественно стягивая со свёртка узорчатые медные кольца.
    Тканевый лист словно ожидал многие круги, когда его выпустят из плена колец, с мягким шелестом расстелившись на руках целителя. На квадратном куске жёлтой ткани по кругу, к центру холста, свивались таэльские руны, создавая колючий рисунок острых хвостов и закорючек гномьего языка. Дхаути попыталась узнать из знакомой ей таэльской руники хотя бы один символ на листе, но бросила безуспешную попытку понять текст, обратив внимание на хитро улыбающегося Кавитаа.
    - Верно, - прочитал по выражению лица её мысли целитель, - это не руника таэлов!
    Замучившись играть в старую игру Кавитаа, девушка безучастно молчала, не задавая вопросов.
    - Ладно, - с видом проигравшего продолжил маг, - эти символы, как бы тебе объяснить, не символы вовсе, - вертел холст по кругу перед взором Дхаути целитель, - это реакции минералов в среде растворителей! Э, в общем, это рисунки осадков, оставленных сгоревшими камнями разных пород. Авторская работа Колаахалы: каждый рисунок уникален и соответствует только определённому минералу...
    - Значит и красный кристалл Колаахалы там есть в виде отдельного неповторимого рисунка! - решилась наконец-то вставить слово Дхаути.
    - Именно это мне и интересно узнать, - ответил маг, ведя пальцем вдоль закручивающихся строк, - видишь вот эти пять иероглифов, - постучал пальцем Кавитаа, - здесь и здесь орнамент похож, но тут он у всех разный! Это значит, - сделал паузу целитель, - род минерала один, а цвет отличается!
    - Значит, осталось добраться до мыса Звезд, чтобы это проверить! - с облегчением вздохнула Дхаути. Хождения по столбам библиотеки утомили её больше, чем спасение тамованта, застигнутого врасплох стаей бхир.
    - Что ж, придётся изъять трактат из библиотеки, пока не готова копия, - с воровским прищуром жёлтых глаз тихо проговорил Кавитаа, легким жестом руки заставив испариться свиток в слоях его одежд.
    - Кхм, - заставила себя не засмеяться Дхаути, прикрыв улыбку ладонью, - мастер Кавитаа в своём репертуаре!
    Высокий целитель лишь дернул плечами, мол: что поделаешь - привычка.
    Из библиотеки можно было выйти в шести направлениях. Узкие проёмы между корнями тару поражали правильностью корневых арок во множестве рядов до самого выхода. Здесь дело не обошлось без ватхарской магии, подчиняющей себе всё растущее на Мединии.
    На каждом подходе в библиотеку дежурило несколько балинов, одетых в мутно-зелёного цвета стальные латы, собранные из множества овальных пластинок в чешую. Кроме луков-пату и колчана стрел, у стражей имелись тонкие ватхарские палицы. При появлении девушки и целителя, один из воителей, не медля, двинулся к небольшому проходу в корнях дерева, отделённого от выхода сеткой живых веток, угрожающе ощетинивших свои шипы. Однако балин даже не остановился, пройдя сквозь колючую сеть податливо пропустившую вана. Вернулся он с чёрным пату, колчаном и красным посохом, в вершине которого переливался оранжевыми бликами матовый шарик.
    - Ваше оружие, шрэстхин ван! - чуть склонив голову, обратился к гостям библиотеки балин.
    Дхаути и Кавитаа, поклонившись в ответ, забрали свой боевой инвентарь, устремившись на запад, в сторону живых стен города Кхай. Близилась ночь тысячилетия Самара.

    ***

    - Слушай, Дхаути, а как ты умудрилась встретиться с тамовантом?
    Они шли по тропе под тенью тару, высоко в ветвях которых жёлтыми змеями пошатывались подвесные мосты ванских селений. Кхай - непреклонный, на языке ватхаров, город высоких деревьев, город рода Ван Ватхар. Он занимал площадь среднего городка Ганы. Город не имел рукотворных припятствий, но защищён был неприступными стенами чёрных эльмов. По огромным гладким корням тару прогуливались местные жители, изредка, покачиваясь на кочках, проезжали ореховые повозки, запряжённые тягловыми лошадьми. Некоторые традиции ваны всё же позаимствовали у людей, но лошадей они использовали только в городе и до реки Танту. Основная жизнь проходила в ветвях исполинов. Лес Эльма был у ватхаров Тапо Вана, священным лесом, осквернять дорогами который ваны не собирались. Что же касается тракта от Рано до Кхая - этот путь был раной на теле ватхарских вотчин. Может потому король Эдгард II умудрился соединить земли ванов с королевством Такван, что запретил даже приближаться людям к территории этих заповедных мест.
    - Оказывается, что и среди тамовантов есть путешественники, - усмехнулась Дхаути, - не знаю, что тёмному не сиделось в ветвях эльма! Я его застала у предгорья Рано, он пытался удрать от стаи бхир. Вечная вражда бхир и тамовантов, одним словом!
    - Странный кот, - поднимаясь по ступенькам корней тару, проговорил Кавитаа, - его скрытный род из ночной тени то выходит редко, а этот ещё и путешествует, - удивился целитель, - что подвигло его пуститься в столь рискованный поход?
    - Так он и сказал, - не скрыла иронии девушка, - когда тёмные с кем-то разговаривали о своих намерениях?
    - Это истинно! - в своём любимом жесте возвёл указательный палец в небо ватхар, тем же пальцем в продолжение движения зацепил капюшон и накрыл голову с зачёсанными назад волосами. - Но поведай мне, о шрэстхин, почему тамовант раскрыл тебе такую редкую тайну о красных камнях Колаахалы?
    - Сама не знаю. Могу лишь предположить, что это была цена за спасение! - пожала плечами Дхаути. - В его поведении вообще было много необычного!
    - Хорошо, оставим пока вопрос психологии тамовантов и перейдём к более важной задаче: как добираться будем до мыса, путь дальний? - остановился маг перед узким проходом в крепостных стенах эльмов.
    Проход охранял отряд в количестве трех стрелков, стоящих на сплетенье ветвей саше. Преграждала путь всё та же живая сеть веток, только здесь она плелась настоящими стволами, несущими на себе внушительного вида шипы, ничем не уступающие по твердости копейным древкам нирудакских воителей.
    - Давай на нау до мыса, - предложила девушка, приветливо махнув одному из стрелков на вратах. Молодой воин ответил изящным поклоном, удерживая равновесие на ветвях, - пешком мы доберёмся не скоро, а я ещё хотела посетить Тар, - полушепотом закончила она.
    - Далеко ли собралась, Дхаути Самайа? - с наигранной претензией спросил улыбающийся стрелок, опершись на длинный лук-пату.
    - Как обычно, Крахк! - крикнула ему снизу девушка, галантно улыбнувшись в ответ. - Смотри не свались! - подмигнула она балину, на что тот лишь добродушно рассмеялся, прочертив в воздухе свободной рукой несколько ватхарских узоров.
    - Здравствуйте, шрэстхин Кавитаа! - уже серьезно заговорил Крахк, старшина стрелецкой заставы. - И доброго вам пути!
    В народе Ван не принято было лезть в дела целителей, почитающихся среди ватхаров великими мистиками природы.
    - И тебе прибывать во здравии, шрэстхин балин! - привычно ответил маг.
    Тем временем сеть стволов на вратах медленно расползалась, прижав шипы. Жестовые заклинания ванов могли поворачивать вспять рост деревьев и растений. Вот и сейчас живая сеть исчезала на глазах, уходя под землю.
    - Давай на нау! - согласился Кавитаа с предложением лучницы, когда они вышли за территорию города.
    За спиной остались деревянные стены плотно растущих стволов черных деревьев, впереди лежал лес Эльма, спускающийся зелёной волной с кхайского предгорья. В лучах заходящего солнца Мединии дрожала жёлто-красными бликами водная гладь Танту. Река струною тянулась на северо-запад, разрезая пополам кхайский хребет и устремляясь по направлению к горным хребтам Земель Парящих. На небе проступили очертания Бала-Даа, предвещающего скорый пик часа Весов, когда серая Лога, третий спутник планеты, спрячется за своего красного старшего брата.
    В лесу быстро темнело. Они торопились спуститься к воде, до небольшого причала Кхая. По широкой тропе навстречу путникам попадались ватхарские торговцы эликсирами, не знающие покоя в своей вечной суете сезонных продаж. Во врата Эльма стучалась осень - время заготовки провианта к предстоящей зиме. Вдоль дороги искорками света мерцали голубые огоньки светлинок, подмигивая сквозь густые заросли папоротника проходящим. Иногда на тропе проступали на поверхность обломленные края плит красного гранита. Такие ватхары, как Кавитаа и Дхаути, безусловно, знали, что на этой земле некогда был Великий город, тайны которого затянулись лесом, давно став предметом исследований древних диковин этой парочки авантюристов.
    - А эти травы на самом деле способны сжечь камни Шума? - решив прервать затянувшееся молчание, поинтересовалась лучница у своего высокого коллеги.
    - О, да, да, способны, - вернувшись из глубин своих мыслей, утвердил целитель, - я уже пробовал эту смесь на зелёных кристаллах, они удачно сгорели. Видишь ли, это сбор у двенадцати камней. Земля вокруг круга просто пропитана энергией порталов...
    - Смотри-ка, таэльский корабль! - радостно проговорила девушка, резко сменив тему беседы. Они вышли на берег Танту к причалу, сбитому из досок саше. - Может поплывём с гномами? Это ведь морской нау, стоит напроситься! - обратила взор к Кавитаа девушка.
    - Возможно, ты права, - посмотрел целитель на вытянутую острым клювом корму судна. - Это не торговый корабль Паттры, наверняка пограничный нау. Нам повезёт, если они выйдут в плавание по правому кольцу. Тогда это мимо мыса получится. Поищем хозяев, если они не в "Морском звере", то это - корабль-призрак, - усмехнулся целитель.
    Каменистый берег лизала шершавым языком волна. Потянуло лёгким восточным бризом с холмов Кхая. На привязи, у причала, закачались торговые таэльские корабли и ватхарские ладьи.
    - Где пиво - там таэлы, - произнесла старинную поговорку Дхаути, повернув от пристани к каменным ступеням мыса. - Давненько я не хаживала в эту забегаловку! Опять подниматься, что за день! - устало глянула вадхара на дорожку, петляющую к пику мыса, где расположилась двухэтажная таверна.
    По доброй воле ванов таверна существовала на территории Эльма. Здание совсем не вписывалось в общую картину ванского леса: серое каменное строение с квадратными окнами и покатой крышей - работа таэлов, на скорую руку, так сказать. "Морской зверь" был последним прибежищем для путников, решившись по каким-то причинам отправиться в Восточное море через земли Эльма и Паттры.
    - Ну, пошли, - вздохнул Кавитаа. День у целителя получился насыщенным, не хуже, чем у его подруги. - В ночь они всё равно не поплывут...
    Маг побрел по мокрой гальке вслед за Дхаути, но вдруг остановился. Его лицо посерело, а широко раскрытые глаза вспыхнули жёлтыми огоньками. На мгновение Кавитаа превратился в соляной столб, перехватив посох и устремив свой взор за Танту, в сторону горных хребтов Рано.
    - Что там? - с волнением спросила лучница, резко обернувшись к нему.
    Некоторое время маг молчал, оцепенев. Потом медленно опустил голову и поднёс правую руку к подбородку, приняв задумчивую позу.
    - Что!? - переспросила Дхаути, теряя терпение.
    - Не знаю, Дхаути, - немного погодя, ответил Кавитаа, - словно дрогнуло что-то там, за горами, на мгновенье проснулось, раскрыв свою Силу...
    Лучница посмотрела туда, куда указал Кавитаа:
    - Странно, я ничего не почувствовала! - пожала плечами ватхара, забросив обратно за спину чёрный пату.
    - Ладно, пошли, - встряхнул головой целитель, словно филин, поймавший мышь, - доберемся до таверны, и, как следует, отдохнём! - он последний раз обернулся в сторону реки и прибавил шагу, догоняя ловкую лучницу, мягкими шажками ступающую по ступеням склона.


    Дракон

     

    12:59, 11-12-2011 [9]  

    Комментариев еще нет, стань первым!

    Для того, чтобы добавлять комментарии, нужно зарегистрироваться.
    Это займет не больше минуты, и откроет широкие возможности, доступные пользователям портала Lince.ru.

    Ты также можешь авторизоваться через контакте или acebook, чтобы пропустить процесс регистрации и перейти сразу к делу.