Самара  19°C

Прогноз на 24.05.2017:

Ясно, без осадков.

Температура от 18 до 20 °C (по комфорту от 18 до 20 °C), влажность 38%, давление 751 мм.рт.ст., ветер юго-западный, 4-6 м/с.

По данным gismeteo.ru

Приветствуем, путник!Ты можешь или Зарегистрироваться.
афоризм известного путешественника
  • Окружающая среда
  • Дискуссионный клуб

    Топ-10 пользователей:


    1.

    СкиФ

    СкиФ [19]  

     

    2.

    Dmitry

    Dmitry [14]  

     

    5.

    Ворон

    Ворон [10]  

     

    6.

    Дракон

    Дракон [9]  

     

    7.

    Sera

    Sera [7]  

     

    8.

    hobo

    hobo [8]  

     

    9.

    Ecologist

    Ecologist [6]  

     

    Полный рейтинг пользователей

    Путешествия:

    Я - экотурист: Destination: Глубоченский пруд

    4
    2956


    Автор очерка: Станислав Станислав Карпов

    Здравствуйте, уважаемые жюри Конкурса и дорогие читатели! В моём недавнем опубликованном очерке о путешествии на Азов-гору я пообещал, что следующая познавательная экскурсия будет посвящена Глубоченскому пруду. Пришло время выполнить обещание :)

    ГЛУБОЧЕНСКИЙ ПРУД

    «Вместе с окружающими его лесами, общей площадью 450 га,
    Глубоченский пруд - комплексный памятник природы
    и памятник инженерного искусства последней четверти XIX в.».

    Н. Архипова

    Попасть на этот уникальный объект в окрестностях города Полевского можно с улицы Карла Маркса, мимо Петро-Павловского храма, плотины Верхнего пруда и колбасного завода. Начинается район Зарека. Улица Кирова поднимается в горку. Напротив дома № 10 стоит Чебыкинский колодец (открыт 14 октября 2011 года в честь полевчанина-фронтовика, почётного гражданина ПГО и заслуженного учителя школы РСФСР Геннадия Ивановича Чебыкина).

    А на стареньком доме под номером 47 (справа) с 2010 года висит мемориальная доска из чёрного гранита с надписью: «В этом доме прошли детские и юношеские годы (1934-1952 гг.) Храмцова Виктора Михайловича, вице-адмирала флота России». Дорога постепенно уходит вниз. Слева возвышается гора Никольская, на которой в 1897 году на средства Петропавловского Попечительства была установлена каменная часовня (разрушена в 1934-м), напоминающая о ежегодной встрече в Полевском чудотворной иконы святителя Николая, переносимой из села Полдневой.

    Пройдя по мосту через речку Зелёную, втекающую в Верхний пруд, и, преодолев подъём, двигаемся мимо автобусной остановки с колонкой и полей Аникьева (слева) на улицу Садовую, которая выводит к совхозу. (Кстати, до совхоза можно доехать на автобусе № 2 с южной автостанции.) Отсюда идём по дороге на юго-запад (7 км), стиснутой сосново-берёзовым лесом, мимо бывшего детского лагеря «Светлячок» (справа).

    Детский лагерь «Светлячок» основан криолитовым заводом в 1950 году. В первые годы работы там было четыре жилых корпуса, столовая и склад. Поначалу лагерь принимал за лето по 360 человек, потом - по 285. В 1979-м появились новые спальные корпуса, 2-этажное здание клуба-столовой, котельная, очистные сооружения. В 90-х я с братом чуть ли не каждое лето отдыхал в нём. Здорово здесь было! Утром - подъём на зарядку, а после - завтрак. Днём - участие в разных мероприятиях (бег, теннис, плавание, жим гантелей, шашки, пионербол и др.), за которые за 1-3 места давали красные, синие и зелёные грамоты (они и сегодня хранятся у меня). За чистоту в палатах вручалась переходящая кукла-чистюля. Вечером проходили развлекательные мероприятия, кино, дискотеки. Были здесь фонтанчики для питья, душевые, трёхсекционный бассейн (маленький мы называли лягушатником), комнаты для занятий кружков (выжигание, теннис, тир…). В столовой кормили очень вкусно и с добавкой. Помню, как мы ночами, будучи уже старшаками, тайком вставали (чтобы не разбудить пионервожатых) и выходили из корпуса для того, чтобы измазать зубной пастой салаг, которые спали в соседнем корпусе. Утром было весело, когда они измалёванные выбегали на зарядку. По окончании смены ходили на гору, где на большой поляне у красивых скал зажигался огромный костёр, после которого проходили всякие игры. Вот, например, одна. Группа мальчишек из 3-5 человек, взявшись за руки, окружала одну девчонку (мы выбирали самых красивых). После чего говорили такие слова: «Мех, пух или перо». «Жертва», стоя в замкнутом круге, для того чтобы освободиться, должна была выбрать одно слово из трёх и произнести его. Например, при выборе слова «мех», мы говорили: «Мех - целуй всех». Слово «пух» означало «целуй двух», а «перо» - «целуй одного». До тех пор, пока девочка не поцелует одного из нас (или всех), круг не размыкался. Мне доставалось больше поцелуев! Кстати, гора эта называется Светлая (или Ясная) Поляна и найти её очень просто. У дорожного знака с надписью «Светлячок» нужно повернуть налево и идти по тропинке метров 250. С поляны покажутся скальные выступы, которые тянутся на 100 метров. В 2000-х лагерь закрылся и его приобрёл Уральский институт туризма, перепрофилировав под базу отдыха, а точнее - туристско-оздоровительный центр «Хомячок». Обустроили два корпуса, где к услугам отдыхающих были номера разных категорий, конференц-зал, теннис, сауна, срубили баню. А всё остальное оставили как есть. В 2013-м база закрылась.

    Далее дорога пролегает мимо коллективных садов «Светлый-4» (слева), «Светлый-2» (справа) и «Летний стан» (слева), вдоль небольшой, но быстрой речки Светлой (справа), переходящей в живописный, окружённый лесами пруд.

    Немного не доходя до Глубоченского, будет отворотка направо, возле которой на дереве висит табличка с надписью «Домик рыбака. 2 км». Дорога грунтовая, неплохая. Петляя, она выводит к полянке, на которой можно поставить палатки, отдохнуть, порыбачить. (Кстати, на середине этой дорожки есть отворот налево, который выводит к заливу - любимому месту некоторых рыбаков.) Левее - база отдыха. Чтобы здесь отдохнуть, нужно заранее договориться, так как в летние месяцы, особенно в выходные дни, сюда трудно попасть. На территории базы для отдыхающих предусмотрен домик на 15 мест, где есть холодная и горячая вода, туалет, чистое бельё. Есть здесь и баня, беседки, мостики, с которых можно порыбачить, а также лодки напрокат. В садках разводят форель для продажи.

    Если от полянки идти вправо в лес по дороге, никуда не сворачивая (около 500 м), то можно выйти к мостику, облюбованному рыбаками. Здесь также неплохое место для отдыха с палатками (но дров нет).

    Пройдя отворот на базу отдыха, спускаясь с горки, за поворотом увидим пруд. Дорожка раздваивается. Направо ведёт к детскому оздоровительному лагерю «Лесная сказка» .

    Лагерь открыт в 1952 году. Сегодня для детей на территории 7,2 га предусмотрено: пять жилых одноэтажных капитальных корпусов с туалетами и умывальниками, душевые (расположены в отдельном здании), клуб для проведения развлекательных мероприятий, столовая на 200 мест (есть диетическое питание), медицинский пункт, футбольная, баскетбольная, волейбольная площадки, оборудованное место для купания, библиотека, видеозал, пять комнат для работы кружков (вокальный, танцевальные ритмы, театральный, декоративно-прикладное творчество: резьба по дереву, бисероплетение, оригами, роспись, вязание, макраме). Большое внимание уделяется физкультурно-оздоровительной работе (спортивные праздники, соревнования, спартакиады, туристические походы). Туристы по предварительной договорённости здесь в любое время (кроме лета) могут снять на ночь корпус, сходить в сауну, арендовать мангал для шашлыка.

    Другая асфальтированная дорожка идёт вдоль берега пруда мимо плотины. До плотины - неплохие места для отдыхающих, особенно для тех, кто любит купаться на глубине. Заходить в воду здесь неудобно: дно каменистое, резко уходящее вглубь. Однако эти места особенно облюбовали рыбаки! У каждого здесь своё место. Тишину то и дело нарушают доносящиеся из леса стуки дятлов и крики соек, которые иногда вылетают из леса и как бы спрашивают у рыбаков: «Как дела? Есть рыбка?»…

    А рыбка здесь всякая: плотва, чебак, окунь, ёрш, лещ, налим, щука. Есть даже карп, но попадается очень редко. Встречается также форель. Над прудом летают чайки. Были замечены чёрные цапли. А ночью здесь много летучих мышей. Большая часть берегов низменна и топка; участки высоких берегов водоёма (в восточной части близ плотины) поросли вековым елово-пихтовым лесом. Чудесны сосновые боры на южной стороне, местами с примесью березы или осины. Окрестные леса богаты грибами (подберёзовики, подосиновики, красноголовики, опята) и ягодами (земляника, черника, брусника, костяника), а также боровой дичью (утка, рябчик, вальдшнеп) и лесными зверями (лось, косуля, лисица, заяц и белка, встречаются следы рыси и медведя).

    «Раньше это было заповедное место, где рыбачили и охотились только сам владелец да высшая заводская знать. Полевчане иной раз рыбачили контрабандой, но почти всегда без успеха. Сторожа зорко следили за каждым появившимся на берегу человеком. Охранять к тому же было очень просто, так как пруд был невелик и весь на виду, никаких заливов… не было. Редко кому удавалось перехитрить глубочинских сторожей. Они ловко накрывали контрабандиста-рыболова и отбирали весь улов и рыболовный снаряд. Охотники платились большим - у них отбиралось ружье. Озлобленные полевские рыбаки пытались как-то спустить рыбу, разломав решетки в плотине, но из этого тоже ничего не получилось: не рассчитали хода рыбы, да и помешало особое устройство пруда…». «Рыбы было так много, - недоразумевает Бажов, - что никак не поймешь, почему все-таки не давали ловить ее даже удочками. Получалось забавное положение. Рыбачить на Глубочинском пруду было интересно только контрабандой. Здесь надо было осторожно пробраться мимо сторожевского домика, выбрать где-нибудь местечко в кустарнике на берегу, устроиться так, чтобы не видно было, как закидываешь удочку и вытаскиваешь рыбу. Если прибавить к этому постоянный риск попасться сторожу, то спортивный интерес рыболовства понятен. Это для любителей. Для промышлявших рыбной ловлей интерес тоже был - наловить в час-два столько, сколько в другом месте не поймаешь сетями в течение нескольких дней. Но вот какой интерес был владельцу или его пропойному братцу - это непонятно. Выехать на лодке, закинуть удочку и сейчас же тащить добычу, которую часто некуда деть: для еды нужно немного, заниматься рыбной торговлей не приходилось. Вот и получилось: собака на сене - ни себе, ни людям». Заметили, что название пруда у Павла Бажова пишется через «и» - Глубочинский? Я не буду восстанавливать «историческую справедливость» и буду писать через «е» - так, как написано на современных картах и в путеводителях.

    У плотины в лесную чащу устремляется речка Глубокая, которая через 6 км впадает в реку Западную Чусовую. Если пойти по её течению, можно обнаружить небольшой водопадик. Здесь же возвышается гора Глубоченская, которая прежде называлась Яшкиной горой.

    П. Юшков рассказывает, по какому случаю гора получила такое название: «…Много было согнано на строительство плотины на речке Глубокой работных людей. Подрядчик Вяткин умел выжимать из рабочих, как говорится, все соки. Работный люд был у Вяткина в постоянном долгу. Однажды, в день Николы, Вяткин с полудня разрешил рабочим отдохнуть и выдал каждому в счет работ по шкалику водки. Был среди рабочих мужичок по имени Яшка. Неказистый на вид. В рваном зипуне, в стоптанных лаптях, с реденькой бородкой с проседью. Силой он не отличался, но был смекалист, умел приспособиться к любой работе. К тому же никогда не унывал, подбадривал народ шуточками-прибауточками. После выпитой водки развязались у работных людей языки. Забыли про горе и нужду. Собрались все около Яшки, который рассказывал что-то смешное». Присоединился к ним и Вяткин, любивший иногда выкидывать смешные и злые шутки. Поглаживая бороду, подрядчик вдруг говорит: «Яшка! У тебя семья большая, хочешь заработать мешок ржаной муки? Вон видишь гору внизу? Тебе на спину привяжем мешок муки, а ты с ним попробуешь подняться на эту гору. Поднимешься - мешок будет твой, да еще дам впридачу три рубля и два дня отпуску. Согласен, что ли?» Яшка, подумав о новых зипунах и онучах для своих ребятишек, согласился. «С замиранием сердца смотрел народ, как с большим трудом Яков поднимался на гору. Он все чаще останавливался, опирался на палку. Все видели, что на гору Якову не подняться. С волнением ждали, что будет дальше». А дальше случилось вот что: «Не дотянул Яшка до вершины горы какую-то сажень. Упал, обессилев, и мешок плотно придавил его к камням. Когда отвалили мешок, Яшка уже был мертв. Вяткин велел отвезти покойника домой, вместе с ним мешок муки и три рубля. За упокой души Яшки выдал в долг всем работным людям еще по шкалику. Семья Яшки пошла с котомкой по миру. В ту пору и назвал народ гору именем Яшки». («РП», 07.03.1970)

    От плотины виднеется дорожка, уходящая налево и упирающаяся в старые железные ворота. Здесь располагается учебно-спортивная база «Молодёжная» (профильный лагерь). База находится в оперативном пользовании Детско-юношеской спортивной школы. Рассчитана на 26 мест, есть баня. Здесь проходят учебно-тренировочные занятия учащихся ДЮСШ (лёгкая атлетика и лыжные гонки). За базой в лесу уже долгое время стоит недостроенное здание, которое постепенно растаскивают.

    Чуть дальше находится жилой домик сторожа. Напротив него через дорогу - просторное место для отдыхающих. Для тех, кто не любит купаться на глубине, здесь в самый раз - дно мягкое, плавно уходящее. Дрова для костра рекомендуется привозить с собой, так как найти их рядом в лесу вряд ли получится.

    После домика начинается плохая неасфальтированная дорога. Здесь же находится канал, вода по которому поступает на станцию управления шлюзом, прячущуюся в 300 м в лесу, где регулируется поток воды. Далее вода проходит по бетонному тоннелю. Рядом находятся несколько открытых и завалившихся колодцев-шурфов, соединённых между собой под землёй. Они затоплены, видны железные элементы подвесной крепи.

    Вернёмся на дорогу. Первая отворотка направо (дорога асфальтирована) выведет к старым железным воротам. Это бывшая база отдыха ЖБИ (завода железобетонных изделий). У ворот базы есть отворотка налево, по которой можно дойти до понтона. В 2013 году эту базу купил предприниматель из Екатеринбурга и строит здесь новую.

    Вообще протяжённость этой дороги составляет более 20 км. По ней можно выйти к верховьям Западной Чусовой, а также на дорогу, ведущую к деревне Кенчурке. Огромные кучи свежеспиленного леса, лежащие по обочинам дороги, свидетельствуют о том, что в этих местах происходит масштабная вырубка леса. Раньше по этой дороге ездили на покосы, но их забросили. Сейчас здесь ходят на охоту.

    Кстати, по этой дороге можно дойти до трёх так называемых Заглубоченских озёр: Приомутного, Карасьего и Дальнего.

    Дорожка постепенно идёт в гору. Здесь, на самой верхушке горы Осиновой (532 м), красивые скальные обнажения (чуть правее от дороги), с которых просматривается зелёная бескрайняя пелена уральского леса. (Раньше на горе стояла вышка для наблюдения за пожарами.) Дальше дорога резко идёт вниз до моста через реку Омутную (на ней добывали платину). Справа перед мостом первое небольшое озерко - Приомутное. Расстояние от Глубоченского до этой точки - 7 км. За мостом, с левой стороны (200 м), открывается гладь озера Карасье (самое крупное из трёх). Раньше на месте этого озерка находился посёлок Омутнинский (его называли Омутинка), жители которого занимались заготовкой живицы и рубкой леса. (Исключён из учётных данных посёлок в 1972 году.) Далее по дороге, также с левой стороны, будет озерко Дальнее. (Последние два появились вследствие того, что здесь делали отсыпку на дорогу, хотели строить животноводческую ферму. Глубина озерков около двух метров. Клюют, в основном, карасики.)

    Пополним наши знания о Глубоченском.

    Глубоченский пруд расположен в 9 км к юго-западу от города Полевского, в густом окружении хвойных лесов, среди живописной гористой местности, между отрогами Ревдинского хребта - горами Пихтовой (548 м) в 9 км на западе и Осиновой (532 м) в 5 км на юге, при слиянии небольших речек Каменки (Каменушки) и Глубокой. Вытекают из Глубоченского две речки: Светлая (впадает в Полевской пруд) и Глубокая (впадает в реку Западная Чусовая). От речки Глубокой произошло название пруда.

    Водоём лежит на высоте 412 м над уровнем моря, его площадь всего 1,28 кв. км (152 га) при длине около 2 км, ширине - 700-800 м. Средняя глубина 5-7 м, наибольшая - у плотины (на месте бывшего русла реки Глубокой) - 23 м. Вместе с окружающими его лесами, общей площадью 450 га, Глубоченский пруд объявлен гидрологическим памятником областного значения. Это самый верхний водоём в каскаде полевских прудов и единственный крупный водоём южной части Среднего Урала, не загрязнённый промышленными и бытовыми стоками.

    Сооружение Глубоченского пруда связано с возникновением Полевского и Северского заводов. Оба они строились в начале XVIII века, тогда появился и первый пруд на реке Полевой - Полевской. Но к середине XIX века система прудов на реке Полевой уже не давала заводам нужного количества воды. Встал вопрос о дополнительных источниках. Выбор пал на соседнюю речку Глубокую (приток реки Западной Чусовой).

    Сооружение плотины, подземной штольни и канала началось в 1876 году по идее и чертежам горного инженера Фёдора Александровича Хвощинского, и продолжалось 11 лет под руководством владельца наших заводов Соломирского и купца Алексея Степановича Вяткина в очень трудных условиях. Строительство шло вручную, почти без всякой техники. В работе принимали участие крестьяне соседних деревень, приписанные к Полевскому заводу, политические и уголовные заключенные, сосланные сюда из разных уголков России.

    «Поскольку большой заботы им никто не уделял, - пишет Полевской краевед В. Суренков, - то от хвори умирало множество народу. …полевчане стали просить попа, чтобы тот уговорил барина расковать кандальников. Соломирский долго не соглашался, но тут к нему обратился сам господин Хвощинский, . Спустился он со слухачом под землю, чтобы определить правильность рытья тоннеля. Замерли оба, слушают, не дышат. В которой-то стороне битьё колышит землю. Для хорошей слышимости он приставил к стене воронки либо кринки. Приткнулся к горе, от напряжения ухо в скалу само влезло, а тут как один из них заорал! За плечо его кто-то одёрнул. Смотрит, а из темноты на него бородатый мужичище пялится. Босой стоит, а вода-то холоднющая, в сапогах и то зябко, а с того ливьмя льёт. И говорит им, ты, дескать, смотритель, раскуй работников-то да отпусти на жильё свободное. Ежели не исполнишь мою волю, не то что нору, а и тебя уведу туда, откуда никто не возвращался ещё». Испугавшись, Хвощинский со слухачом решили поговорить со своими жёнами, а те посоветовали обратиться к батюшке. «После совета благословил их батюшка, да и сам, сказывали, с ними ходил к заводчику с просьбой. Вот так с той поры и расковали колодников, сняли цепи с несчастных, перестали у них язвы болеть, умирать народу меньше стало. И мало этого, Соломирский разрешил строить каторжанам дома на вырубах, за заводом». («РП», 23.06.2010)

    В средней части реки Глубокой возводилась насыпь из песка, земли, камня длиной 700-800 м, шириной у основания - 30 и высотой несколько десятков метров. Подземная штольня прорыта через невысокую гору, её длина 1 км; отсюда начинается открытый 5-километровый канал. Через каждые 100 метров выводили колодцы. Таким образом, всего было пробито 11 колодцев (самый глубокий уходил в грунт на 17 м). Вертикальные выработки оборудовались срубами из толстых лиственничных брёвен так, что окончательное сечение колодца составляло два на два метра. Колодцы соединялись между собой горизонтальными тоннелями, которые проходились способом “долбления по звуку”. То есть, бригады из двух соседних колодцев шли навстречу друг другу, ориентируясь на стук инструментов. Стены и потолок всей этой водоводной галереи обшивались толстыми плахами из лиственницы. В 1887 году сооружение плотины было закончено. Весенние воды, заполнившие пруд, и в дальнейшем были главным источником воды в пруде. Через штольню и открытый канал они спускаются в реку Светлую, а из неё в Полевской пруд.

    В книге очерков «Уральские были» (1924) П.П. Бажов так описывает строительство Глубоченского пруда: «Сооружался он во всяком случае не для того, чтобы разводить там рыбу. Это уже потом прибавилось. Расчеты были другие, более серьезные. Дело в том, что Полевской заводский пруд питается пятью или шестью маленькими речками, из которых только Полевая и Ельнишная побольше ручьев. В засушливые годы речушки дают воды совсем мало, и дешевой водной силой Полевской завод пользоваться не мог. Недалеко от пруда есть еще речка Глубокая, но она впадает в реку Чусовую. И заводские экономисты сообразили - запрудить Глубокую, прорыть соединительную канаву, и Полевской пруд будет обеспечен запасом воды. Стоит напустить через соединительную канаву воды, сколько надо, и работай себе на дешевке. За этот проект ухватились как полевское заводоуправление, так и главное начальство округа. Живо отыскали “подходящего человека”, который раньше околачивался по плотничным работам, и дело закипело. Кипело оно довольно долго и не без выгоды для “главного строителя”. По крайней мере, когда его прогнали, так он сразу же купил несколько домов и открыл две лавки “с красным товаром” тут же, в Полевском заводе. И надо сказать, что это никого не удивило. Известно ведь: у хлеба - не без крох. А тут ни много, ни мало прошло денег, а около миллиона рублей. Было от чего остаться. После того как выгнали “строителя”, наступило разочарование, сменили даже полевское начальство, но работы решили заканчивать. И тут только догадались как следует пронивелировать местность. Нивелировка и раньше производилась, но “по-плотничному”, на-глаз больше, а когда походили с инструментами, то нашли “ошибочку”. Речка Глубокая оказалась на одиннадцать аршин ниже речушек, питающих Полевской пруд. Нужно было скопить, значит, свыше десятка аршин “мертвой воды”, чтобы пользоваться следующими. Расширить водоем не позволял рельеф местности, да и основные работы по устройству плотины были уж сделаны, миллион ведь убухали, не переделывать же заново! И то сказать, речка Глубокая все же была только речка, - при расширении размера пруда она не могла бы дать высокого подъема воды. Пришлось выкручиваться “как-нибудь”, чтобы не все пропало. И толк получился очень небольшой: в редкие годы Глубочинский пруд мог служить кой-каким подспорьем для Полевского. Плотину между тем Глубокая просасывала основательно, и чуть не каждый год приходилось ее чинить».

    При строительстве пруда многие полевчане хорошо поживились. «Взять хотя бы сметливого Шитикова, жившего напротив церковного старосты Мотова. Шитиков поставлял лошадей для строительства завода. Давал лошадей в наем тем, кто хотел заработать больше. И, естественно, принял участие в строительстве сруба запруды, в рытье канавы, прокопке штольни и возке грунта на плотину». Работы было невпроворот: «заготовляли и свозили строевой лес, делали из него расклинки в штольню. Во время копки канавы грунт (камень, землю, песок) возили также для укрепления плотины Казённого пруда. …Когда строили плотину, то в центре делали срубы из листвянки и забивали камнем и грунтом». По слухам, «ливневые дожди промыли строящуюся плотину, она выдержала, но дала течь. Шитикову служилые люди сообщили об этой беде, он послал гонцов к управляющему строительными работами, а сам обратился за помощью к другу, купцу Вяткину. Смозговали, что к чему, и погнали обоз ржаной муки, закидали промоину, которая будто бы до сей поры находится в теле плотины», - сообщает В. Суренков.

    У плотины, кроме сторожевого домика, был построен довольно просторный “господский дом”, в котором по несколько недель отдыхал владелец завода - Дмитрий Павлович Соломирский.

    У Д.П. Соломирского было два младших брата - Лев (1840-1879) и Александр (1852-?). О первом известно, что он был женат на некой Фрейганг, а похоронен в фамильной усыпальнице в ограде Семионо-Анненской церкви Сысертского завода. Второй брат участвовал в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Потом работал чиновником особых поручений при Рязанском губернаторе. Его супруга, Ольга Владимировна Калачева, родила семерых детей: двух сыновей (Павла и Александра) и шесть дочерей (Александру, Ольгу, Анну, Елену, Екатерину). Историки обычно умалчивают о дальнейшей жизни Александра Павловича. Но вот что рассказывает про него П. Бажов: «Был потом в этом доме и постоянный жилец - брат заводовладельца, отставной гусарский ротмистр. Раньше он жил в Питере и, как слышно, “гусарствовал” вовсю, пока не “прогусарил” причитавшиеся ему части владения. Когда не стало возможности “гусарить”, он явился на заводы и здесь “шалыганил” до конца жизни. “Шалыганство”, впрочем, было безобидное: ходил в рубахе-косоворотке и плисовых кучерских штанах, иногда надевал лапти и бродяжил с ружьем по лесам, пока не осел крепко в домике на Глубочинском пруду. Здесь он жил несколько лет безвыездно: рыбачил, охотился и жестоко глушил сивуху (пьянствовал. - С.К.). Отношение заводской знати к этому пропившемуся гусару было презрительное, рабочие смотрели на него с насмешкой, иногда пользовались его слабостью. Объявится кто-нибудь компаньоном по пьяному делу, глядишь - везет пуда два-три рыбы».

    О пребывании младшего брата Соломирского на Глубоченском пруду рассказывает и полевчанин П. Юшков в статье «Касьян, сын Данилов» (1969): «Соломирский, будучи хозяйственным человеком, поселил брата на Глубоченский пруд. Дал ему охрану, которая никого не пускала ловить рыбу и собирать ягоды или косить траву около пруда. С пойманных собирали штраф, а кто не мог платить - секли на конюшне розгами или заставляли отрабатывать. Доход, весь, конечно, шел на пропой Соломирскому и его охране. Кроме продуктов, старший брат выделял четверть ведра вина на неделю что, конечно, Соломирскому-пропойце было мало, и охранники с большим старанием вылавливали всех, кто попадал, чтобы сорвать штраф». В один день поймала охрана молодого паренька - цыгана по имени Касьян. Соломирскому цыган понравился (уж шибко хорошо он умел петь и плясать), и ради потехи решил он оставить его у себя, а чтобы не сбежал, отобрал у Касьяна подорожную бумагу и пригрозил побоями. Затем поселил его в людской вместе с Егоркой и Стёпкой. Однако Соломирский ещё не знает, какая впереди ждёт его опасность от этого цыгана. «Привык к нему Соломирский. Без Касьяна и дня не мог обойтись. Да вот случилась беда. Пришла как-то к Соломирскому птичница Дарья, пала в ноги, заливаясь слезами: “Прости меня, барин, согрешила я. Жду ребеночка от Касьяна. Что мне теперь несчастной делать?”. В ярость пришел барин: “Ах он, подлец, цыганская образина! Да я ему. Да я его забью, в солдаты сдам… Егорка, Степка! Связать цыгана и бить ременными кнутами немедля”. После порки цыгана повели в Полевскую волость, сдавать в солдаты. Волостной старшина долго вертел в руках письмо Соломирского, но разобрать написанное не мог. “Ну-ка, прочитай, что он тут пишет”, - обратился к писарю. Писарь поправил очки, отнес письмо на вытянутую руку от глаза, стал читать вслух: “Полевскому волостному старшине. При сем направляю для сдачи в солдаты цыгана по имени Касьян, по отчеству сын Данилов, по прозвищу Конев. А сколько ему лет, разбирайтесь сами по его справке. Отставной улан гренадерского полка Соломирский”. “Сколько тебе годов?”, - спросил писарь. “Семь, через год будет восемь. Я именинник бываю 29 февраля, вот и в подорожной указано”. Писарь почесал за ухом пером: “Да. Штука трудная. Надо батюшку спросить, это по его части знать, сколько кому годов”. Так и решили. Послали за попом. Задумался поп. Как быть? Вдруг из солдат вернут как малолетку, да еще бумагу грозную напишут, что нарушаем волю господнюю. “Надо, - предложили поп, - запросить Екатеринбургский Синод. Как он ответит, так и будет”. Через месяц получили ответ Екатеринбургского Синода за подписью протоирея и благочинного отца. В бумаге говорилось, что Касьяна по закону божьему в солдаты брать нельзя, как несовершеннолетнего. Выпустили из кутузки Касьяна и, подавая ему его подорожную справку, сказали: “Иди, подлая душа, куда хочешь, но в Полевском не попадайся. Поймаем - засечем до смерти”. Через несколько дней ночью загорелись все барские постройки на Глубоченском пруду. Барина полуживого вытащили из горящего дома, и вскоре он умер. Не стало и Дарьи. Одни говорили, будто утопилась она в Глубоченском пруду, другие утверждали, что ушла с цыганом».

    Гидротехнические сооружения Глубоченского пруда оригинальны и долговечны. Подземная штольня и водопроводящий канал, созданные почти при полном отсутствии техники, используются практически до настоящего времени. (В 1949 году пруд был принят на баланс Полевского криолитового завода. Ремонт подземного тоннеля состоялся в 1961-м, а плотины пруда - в 1965-м.)

    В окрестностях Глубоченского был посёлок, который назывался Томилки. За Томилками (до 1972 г.) находился ещё один - Глинчёвский. В районе реки Глубокой стояли Турыгинские печи. Здесь занимались заготовкой живицы, рубкой леса и углежжением.

    Осенью, зимой и весной заготавливали плахи из сосны и берёзы для выжига угля. Просушивали их, складывали в кучи, со всех сторон плотно засыпали землёй, оставляя “продухи” - отверстия для воздуха. Дрова поджигали, начинался процесс “томления” угля. Уголь считался “сортовым”, если его “доводили” до звона. Чтобы не было ни перегару, ни недогару. В одном случае продухи между плахами дерева делались побольше, а в другом, наоборот, поменьше. Надо было уметь выбирать определённый наклон одного дерева к другому. Берёза с сухого места прислонялась так, с сырого - этак. Землю засыпать, обкладывать кучи дерном тоже надо умеючи. Для сосны требовался один слой, для березы - другой.

    Сегодня пруд используется для водоснабжения г. Полевского, входит в его зелёную зону. Это любимое место как полевчан, так и ежегодно приезжающих сюда отдыхать (с палатками, удочками, скутерами) жителей из разных городов Свердловской области. Местные экологические отряды (в том числе и моё экологическое движение "Зелёный Сокол") ухаживают за этим прекрасным уголком природы!

    Удачных вам путешествий!



    Станислав

     

    11:34, 22-06-2014 [2]  

    1 комментарий:

    1

    Работа принята на конкурс.

     

    16:49, 23-06-2014 СкиФ [19]  

    СкиФ

    Для того, чтобы добавлять комментарии, нужно зарегистрироваться.
    Это займет не больше минуты, и откроет широкие возможности, доступные пользователям портала Lince.ru.

    Ты также можешь авторизоваться через контакте или acebook, чтобы пропустить процесс регистрации и перейти сразу к делу.