И-ка-на-мауи - Северный остров


5634


2я часть рассказа Ао Теа Роа - страна длинного белого облака, о путешествии по Новой Зеландии в феврале-марте 2014 года.

Южный остров - Те Вахи Пунаму (с маорийского – «кит, производящий зелёный нефрит»), был описан в рассказе «Ао Теа Роа – страна длинного белого облака». Теперь пришла очередь Северного острова – И-ка-на-мауи - по-новозеландски - "рыба маори"…
Вы не представляете, как долго и старательно это писалось! Каждую полученную информацию от людей в NZ, каждую строчку, я сверяла потом с другими источниками, чтобы ничего не наврать, не напутать... То, что рассказывал нам Анатолий - всё совпало с другими источниками, а вот то, что рассказывал Сергей - не совпало, поэтому остаётся догадываться - чего он нам то ли "приврал", то ли "открыл глаза на правду, которую никто не знает"... :-) У Толи всё было так радужно, празднично! У Сергея - не так, словно с изнанки одели... Я всегда говорила и говорю: каждый видит то, что хочет видеть. Поэтому, не надо доверять на 100% всему, что слышишь, читаешь, видишь… Всегда надо понимать, что даже твоё личное настроение может менять увиденную картинку как в сторону позитива, так и в сторону негатива. Оптимисту везде и всегда будет радостно, а пессимисту и в раю не будет хорошо.

Пролив Кука

25.02.2014. Мы в городке Пиктон, район Марлборо Саунд, у залива Королевы Шарлотты, на северной части Южного острова. Встали по обыкновению опять очень рано - в 5.40, а в 6.30 уже выехали к парому Блюбридж (Blubridge), который доставит нас с южного острова на северный через пролив Кука за 3 часа. Стоимость переправы - 60NZD за пассажира и 160NZD за машину.
Пролив Кука - одно из самых опасных мест в океане. Джеймс Кук впервые увидел этот пролив, прибыв в Новую Зеландию в 1769 году (Абель Тасман, открывший Новую Зеландию в 1642, не видел этого пролива). Этот пролив издавна известен мореплавателям, как проклятое место и кладбище кораблей. Постоянный сильный ветер, прибрежные скалы, а также мощное течение, меняющее своё направление каждые шесть часов из-за полярности приливов и отливов на концах пролива Кука - всё это делает зоной особого риска эту водную дорогу между островами.
Из последних в истории крупных кораблекрушений: гибель парома «Вахине» в 1968 году, во время шторма (погибло 60 человек, в Веллингтоне имеется памятник на берегу, где несколько дней собирали останки), и гибель круизного лайнера СССР "Михаил Лермонтов" в 1986 году. Множество аквалангистов съезжаются сюда понырять со всех концов Земли к затонувшим кораблям. Но, чтобы остудить горячие головы, им часто предлагается вначале посетить музей кораблекрушений в Веллингтоне.

Рис. 1.

Рис. 2.

Рис. 3.
Рис. 4.

Рис. 5.

Рис. 6.

3 часа морского круиза по фьорду Марлборо Саунд , затем в открытом море. Немного качки, немного кофе, немного удивления от встречи с настоящими маори, немного Wi-Fi, (приятный момент - на пароме он бесплатный), и в 11.45 мы в Веллингтоне - столице Новой Зеландии. (Попутно скажу, была приятно удивлена, что сайты "Ангара.нет", "Природа Байкала", открывались как на пароме, так и в других точках Новой Зеландии быстрей всех других, и даже быстрей яндекса и мэйла!).
Маорийское название Веллингтона - Те Фанауи-а-Тара, что значит "Великая бухта Тара". Это самая южная в мире столица. В Веллингтоне у парома нас встречает Сергей Жернов, и мы с Мишей прощаемся с нашей компанией. Сергей везёт нас к себе в район Порируа, попутно предупреждает, что это бандитско-маорийский район, и что все бандиты там носят свою отличительную форму (шутит, наверное... в Новой Зеландии все приветливые и улыбчивые...)
Рис. 7.

Веллингтон сильно разбросан по изрезанному побережью. Центр города находится там, где причалил паром, а от центра на многие километры тянутся дороги по берегам мысов и заливов, вдоль гор, во все стороны.
Рис. 8.

Сергей рассказывает про остров-заповедник Мана, и остров-заповедник Капити, на которых живут эндемичные птицы, и куда запрещён въезд. Оказывается, маори съели не только птицу киви, но и птицу моа, которая полностью уничтожена. А ещё маори жгли леса, и поэтому вымерло навсегда множество эндемиков. Ох, уж эти маори, во всех бедах они виноваты. Они не только своих предшественников мариори съели...
Проезжаем богатый столичный район. Таких мы ещё не видели в этой стране. На Южном острове хаусы были весьма скромными. Самая дешёвая квартирка в этом районе стоит 300-400 тысяч NZD, что, впрочем, по московским меркам - совсем не дорого для таунхаусов.
Рис. 9.

Естественно, что сегодняшний день был полностью посвящён прогулкам вдоль берега пролива Кука в районе поселения маори. Больше 3 часов мы ходили пешком по Земле Маори, тянущейся вдоль побережья. Если не вспоминать о том, что мы подъезжали сюда на машине по роскошному мегаполису, то можно было бы совершенно чётко представить, что мы идём по следам капитана Гранта, и что коварные людоеды - маори подстерегают нас, наблюдая за нами с высоких скал...
Их допотопные жилища в виде фанерных домиков и шалашей на берегу моря - это что-то типа дачек, домиков отдыха, куда они приходят из города, чтобы порыбачить, понырять за ракушкой пауа-шелл (пава), покурить марихуану вдали от любопытных глаз города.
Рис. 10.

Рис. 11.

Ракушки пава и гребешки можно собирать прямо у кромки воды, но брать надо только те, что не меньше 12 см в длину, и не больше 10 штук на персону, иначе это будет считаться браконьерством (и никому потом не докажете, что взяли это не из моря, а на берегу, придётся платить большой штраф).
Рис. 12.

Рис. 13.

Рис. 14.

В охотничьих магазинах Веллингтона даже продают специальную линейку для измерения ракушек, чтобы ныряльщики уже под водой могли определить их размер, и не брать зря тех, которые ещё не доросли до необходимого размера.
Рис. 15.

Рис. 16.

Рис. 17.

Сергей рассказывает, что маори, живущие тут на берегу, после запрета на людоедство 50 лет назад, теперь питаются в основном продуктами моря. Судя по тому, что весь берег усыпан раковинами пав и гребешков, причём, самых разных размеров, делаем вывод, что самые злостные браконьеры здесь - это туземцы. Но им можно. Они - хозяева этой земли. Наказывают за браконьерство только пакеха (белых людей).
С берегов северного острова в хорошую погоду виден южный остров (в среднем - 50 км, но самое узкое место - чуть более 22 км).
Рис. 18.

Купаться в море здесь опасно: сильная волна может выбросить пловца на лавовые скалы и камни, по которым даже пройтись босиком невозможно – очень острые.
Вечером ужинали диким кабаном, которого Сергей застрелил на охоте. Охота в Новой Зеландии очень популярна, как нигде в мире, в том числе и охота на морских обитателей, и на птиц. Лесные животные, завезённые некогда европейцами на острова (олени, бараны, козы, кабаны) хорошо прижились в местном климате при отсутствии хищников, и дают многочисленное потомство. Завезённые некогда из Европы хрюшки акклиматизировались, одичали, обросли длинной шерстью, и теперь носятся по горам на радость охотникам.
Рис. 19.

Сергей не покупает мясо в магазинах, он его добывает сам. Мы попробовали также и очень вкусное новозеландское мороженое, которое, смешно сказать, экспортируют в холодную Россию. Действительно вкусно!
Вечером Сергей порекомендовал плотно задёрнуть шторы - слишком много любопытных глаз маори и чёрных воришек в этом районе (но это не я сказала, а Сергей, имейте виду, я лично воришек не видела). Деньги, ценности и оружие новозеландцы района Парируа хранят дома в сейфах, но, что парадоксально: при этом входные двери у домов - стеклянные, и нормальных замков нет, а просто "захлопки" с поворачивающимися ручками, как на межкомнатных дверях.

Поход на гору Кау-Кау

26.02.2014 Первый раз за всё время нашего путешествия мы проснулись так поздно, в 8.30. Неспешный новозеландский завтрак: салат из авокадо с яйцом и зелёным луком, мясо кабана, кофе, сыр, мёд мануки. Сергей говорит, что здесь принято очень плотно завтракать, потому что обедают по обыкновению не раньше 16 часов, а ужин - ближе к ночи. Потом начали собираться на прогулку по горам - в поход на Кау-Кау - одну из самых высоких точек окрестностей Веллингтона. Солнцезащитный крем, шляпы, запас воды - это главное; фотоаппараты, треккинговые палки... и поехали.
По пути Сергей поведал нам о том, что местные "дикари" (так он называет маори и других полинезийцев) очень уважают его за то, что он самостоятельно ухаживает за своей престарелой мамой, а не пристраивает её в хоспис. А белые пакеха (люди американского и европейского происхождения), напротив, с недоумением относятся к этому обстоятельству, считая таких людей тунеядцами (ну, типа, они не хотят работать на благо государства, а живут только на пособие стариков). В NZ не принято держать дома стариков среди пакеха, хотя за домашний уход за стариками государство платит пенсию и опекуну, и опекаемому, и стариков ещё и обеспечивают бесплатным жильём. Сергей говорит, что ему вполне хватает этих денег на жизнь и содержание мамы, а также и на свои увлечения (спортивная охота, стрельба и фитнес). Он только опасается, что после смерти пожилой мамы у него отберут муниципальный мамин дом.
На северном острове лес называют не форест (как на южном), а бар. Сергей высадил нас у бара, и поехал назад, к маме, а мы начали подъём по вырубленной тропе внутри джунглевого леса к горе Кау-Кау, высота которой не более 200 м, но это одна из самых высоких вершин Веллингтона.

Рис. 20.

Чем ближе к границе леса (она здесь примерно на 150 м абсолютной высоты), тем гуще растёт гос - невероятно густой "противокозлиный" колючий кустарник, завезённый из Англии для создания естественных заборов и выпаса скота. Теперь гос в NZ стал главным сорняком, который уничтожить уже невозможно. Цветёт красивыми жёлтыми цветами. В его колючей гуще можно прорубить нору и укрыться от дождя (что и делают рыбаки маори).
Рис. 21.

Из декоративных деревьев тут повсеместно обитает пахутукава - дерево с роскошными красными цветами, по форме напоминающими шелковистые опахала.
Рис. 22.

Нас сопровождает приятель Сергея Игорь, тоже русский, приехавший сюда на ПМЖ в 90-е годы. Игорь – учитель, приятный собеседник. Речь его неспешна, спокойна и уверенна. Выше зоны леса - среди госа и степной травы - оглушающий стрёкот цикад, свист ветряных мельниц и шёпот морского ветра, несущегося со всех сторон от океана.
Рис. 23.

Ветер, солнце и геотермальные воды - главные источники энергии Новой Зеландии. Экологично! Красиво! Умно! Дёшево! Доступно!
Пугливые бараны и козлы выглядывают из-за кустов госа, убегают от нас, не позволяя сфотографировать. Но далеко им не убежать: все горы опоясаны заборами. У нас, конечно же, не достаёт терпения выжидать их в засаде, нам же хочется скорей бежать дальше, чтобы увидеть больше!
Рис. 24.

Рис. 25.

Сверху, с хребта, шикарные панорамы на океан во все стороны, и на Веллингтон, притулившийся между подножиями зелёных гор и синевой океана. По всему хребту идёт пешеходная тропа, оборудованная катафотами, чтобы путник, задержавшийся на горе, мог и в темноте увидеть путь. На каждой развилке троп - указатели - что и куда ведёт.
Рис. 26.

Рис. 27.

Заблудиться в этих горах просто невозможно. Достаточно просто хоть немного знать английский, чтобы прочитать информацию на указателях. После посещения горы Кау-Кау мы прогулялись по хребтам до соседнего залива, и спустились опять в бар, где нас и подобрал на трассе через несколько часов Сергей.
Общественный транспорт здесь очень дорогой, и плохо развит. Все жители ездят на своих машинах, это выходит дешевле и быстрей. Поэтому и Сергей возил нас повсюду сам, куда бы мы ни пожелали отправиться.
Вечером мы посетили фитнесцентр World Gym с бассейном, жемчужными ваннами, джакузи, сауной, водными горками, а после, ближе к ночи - были неожиданно приглашены в гости к новозеландской семье, с хозяином которой познакомились только что в бассейне. Гостеприимных новозеландцев вовсе не смущает то, что они не понимают нашего языка, (да и мы - их с трудом), вечер прошёл за вином с улыбками, жестикуляцией и просмотром семейных фотографий. Удивительное радушие...

Мэкара Бич

27.02.2014. Местечко Makara (Мэкара) – очередной наш поход по окрестностям Веллингтона. Это хребет, наверху которого ещё со времён второй мировой войны сооружен оборонительный форт Опэу (Opay), который должен был защитить Веллингтон с моря от японских захватчиков, но так и остался невостребованным в те времена, потому что японцы не добрались досюда; а сейчас к форту проложены туристские маршруты и тропы.

Рис. 28.

Рис. 29.

Рис. 30.

Наверху хребта Мэкара – множество ветряных мельниц, они придают этим горам какой-то неземной пейзаж, как будто мы находимся на другой планете. Ветер тут, в Веллингтоне и бухте Тара гуляет постоянно, поэтому энергия ветра используется с умом. Стрёкот и посвистывание вертушек слышно издалека, словно большие птицы живут на хребте. Мы поднялись на хребет, к форту, по маркированной тропе, сделали круг по мысу Мэкара и опять спустились к Тихому океану.
Рис. 31.

Купание в заливе было немного омрачено большой прибойной волной, которая чуть не утащила меня в море.
Рис. 32.

Я спокойно плавала метрах в 30 от берега, качаясь на волнах, и не замечала, как меня уносит. Миша и Сергей кричали с берега, что пора вернуться, но шелест волн заглушал, и я не слышала. Потом, когда уже поняла, что берег далеко – начала лопатить скорей назад, но это было уже не так просто: волна прибывала, а я отдалялась от берега Мэкара. Всё бы ничего, но потом весь оставшийся день я выслушивала ворчание Миши о том, какая я беспечная и непутёвая… Сергей перепугался не на шутку. А я так ничего и не поняла, что такого страшного случилось. Уж выплыть-то я всегда смогу, не шторм ведь был… Крики чаек, шелест ракушек по песку и гальке, блестящие ленты ламинарии с изумрудными шариками-семенами... Прозрачная вода, сквозь которую видно дно даже на большой глубине… Я раньше думала, что нет ничего прозрачней нашего Байкала. Это заблуждение, в мире много чего есть такого, что мы не видели раньше… Часто мы очень яростно отстаиваем свои убеждения, не догадываясь, что все истины работают только там, где они рождены, а не везде одинаково. На деле же, когда увидишь нечто не соответствующее твоим убеждениям – понимаешь, как огромен и прекрасен наш мир. И как много разных истин, часто противоречащих одна другой… Никогда не надо зацикливаться только на своих убеждениях.
Чёрная блестящая птица с красным клювом – Ойстер Кетчер (Ouster Cetcher) – деловито расхаживает по побережью в поисках какого-то корма между водорослей, прибитых волной.
Рис. 33.

Рис. 34.

Нагло отгоняет нас от своих владений, машет на нас крыльями, грозно урчит, шипит, не закрывая пурпурного острого клюва, выпучив глазёнки-пуговицы. Тоже отстаивает «свои убеждения», смелая такая, вся из себя… Но приблизится не решаемся – слишком острый у неё алый клюв.
Весь оставшийся вечер был посвящён долгим сборам к завтрашнему походу на Вайт Рок. Цель похода – дайвинг, рыбалка, подводная охота, собирание ракушек пава, наблюдение за тюленями, экзотическая кухня на костре из морепродуктов.

Вайт Рок – тюлений рай

28.02.2014. Последний день уходящего новозеландского лета. Рано утром выезжаем к Вайт Рок, это в 150 км от Веллингтона. С нами едет друг Сергея – Юрий, тоже русский новозеландец. Они ведут неспешный разговор в духе новозеландцев (но только на русском, чтобы мы могли понять). Примерно так:
- Кем была твоя первая жена? Она американка?
- Отец моей жены был… (и долгая отстранённая история об отце).
- Да ты мне про жену скажи, кто она?
- Нет, ты сначала послушай… Её отец… А брат старший был… А ещё младший…
- Ну а жена-то?
Да погоди, вот сестра у неё… А вообще надо сначала про мать рассказать…
И в таком духе до бесконечности, пока не перечислят всю родню, но в итоге про жену не будет сказано ни слова… Примерно так ведут разговор в этой стране на любую тему, поэтому иногда трудно добиться прямого ответа на простой вопрос. Ну, нам-то не приходилось это делать, мы английский плохо знаем, но то, что продемонстрировали нам Сергей и Юрий, можно встретить в местных анекдотах.
Проезжаем Ловер-Хатт и Аппер-Хат – пригороды Веллингтона. Проезжаем гору Маунтхектор – одну из самых высоких в окрестностях Веллингтона (это со слов Сергея, а вообще, я не нашла такого названия ни на карте, ни в википедии). На гору проложены маркированные маршруты на 5-6 часов пути. Переваливаем хребет высотой около 1000м. Очень извилистая и опасная дорога, меня даже жутко укачало, как на каруселях. На скорости 100кмч лететь по извилистым горным дорогам – это нечто. Чтобы сохранить нервную систему и не вывалить завтрак в салон автомобиля, я заставила себя полпути проспать. В конце пути какой-то бешеный местный на джипе чуть не врезался в нас, вылетев на встречную полосу. Сергею пришлось резко развернуться и воткнуться в склон горы, а тот даже не притормозил. Хорошо, что мы были со стороны склона, а не со стороны обрыва в каньон.
Приехав на побережье Вайт Рок, мы оставили машину у конца дороги, а сами нагрузились немалым грузом и потащили его вдоль берега по мокрому, глубокому и тяжёлому песку.

Рис. 35.

Мама дорогая!!! Это какой-то ужас, сколько груза на себе носят туристы-дайверы и аквалангисты! Нам, простым пешеходникам, горникам, лыжникам, водникам, да и альпинистам, такое и не снилось! Снаряжение для погружения само по себе весит очень прилично, а ещё свинцовые грузовые пояса (около 15 кг на одного человека), ласты, баллоны, плотики-поплавки, подводные ружья, ножи для собирания ракушек…
Рис. 36.

Рис. 37.

Кроме того, надо брать с собой в такой поход и пресную воду для приготовления пищи, ведь из морской готовить не станешь… Ну и ко всему прочему, еда, посуда, газ для варки, мангал (открытый костёр везде в национальных парках запрещён), и всё остальное для комфортного существования в природе… В общем, путь длиной в пару километров, который мы шли около часа, показался восхождением на Голгофу. Мы шли, упираясь треккинговыми палками в песок, качаясь под весом рюкзаков, и боялись, что если упадём, и рюкзак ляжет сверху, то это будет последний наш поход в этой жизни. Хорошо, что хоть недолгий...
Зато какое местечко! Лагуны, тюлени, изумрудная вода, ленты ламинарии, перламутр пав… (Напомню – пава, или пауа шелл – одностворчатая морская ракушка, эндемик Австралии и Новой Зеландии).
Рис. 38.

Юра и Сергей сразу надели гидрокостюмы и занырнули в гущу резвящихся тюленей. Ныряли они около часа, вытащили 2 десятка крупных пав, 3 лобстера и одного большого краба. Юра ловко почистил паву и тут же дал мне попробовать белое мясо. Оно уже само по себе солёное, напоминает малосольную белорыбицу, но мякоть плотная, как у кальмара, есть что пожевать. Миша сырое мясо есть не стал, решил пожарить. И зря. Очень вкусно. Лобстеры, когда их кладёшь на огонь, кричат. Павы, когда их отрываешь от раковины, пищат. Чтобы быть сытым – надо стать жестоким...
Рис. 39.

Наблюдали за тюленями, их тут очень много. Маленький мохнатый тюленёнок, глаза с поволокой, забитый волной в скалы, пищит и дрожит. Мамка – непреклонна, наблюдает за ним из воды и требовательно хрюкает, давай, мол, сюда, быстрей, давай. Но он не может. Как только он сползёт в воду, очередная волна его опять выкидывает с хорошим шлепком о скалы. Бедненький, больно ему, наверное. Он совсем выбился из сил. Мамаша-тюлениха, видя наше внимание к дитю, заволновалась, и решила сменить тактику: залезла на скалу (они оказывается, такие скалолазы, при всей своей кажущейся неуклюжести!), и давай оттуда, сверху хрюкать, залазь, мол, теперь сюда, подальше от этих двуногих, тут они нас не достанут. Бедный малыш, плакал, но лез. Падал, плакал, и опять лез. Залез-таки на скалу, где поджидала его суровая мамка с титькой, к которой он тут же и припал, поскулив жалобно.
Рис. 40.

Рис. 41.

После обеда я тоже решила попробовать понырять. Напялила кое-как на себя гидрокостюм, ласты, маску… Как в этом можно плавать? Сковывает всё тело, пошевелиться невозможно. В общем, это была плохая идея. Надо сначала тренироваться в бассейне, а уж потом выползать в океан, в высокую волну, в огромные клубки ламинарий, в скальные лагуны, в объятия жирных тюленей…
Меня мгновенно подхватила волна, подбросила, как того тюленёнка, и стукнула о скалы. Я пыталась отплыть, но волна засосала меня в узкую щель между скалами и запутала меня в скользких лентах тяжёлой ламинарии, и продолжала бить о скалы. Рядом грациозно плавали тюлени, и одна возмущённая мамаша, рычала передо мной, скаля страшные жёлтые клыки. Потом следующая большая волна подбросила нас вместе с её тюленёнком вверх и закинула на острые камни, выступающие из воды. Вот я попала! Тюленёнок пищит, его мамаша ревёт на меня, бьёт ластами, того и гляди набросится; волна – всё сильнее и сильней, а я не могу набраться храбрости, чтобы занырнуть опять в воду и вернуться на сушу. Миша – наблюдет с берега и ржёт. Ему смешно. Сам бы попробовал. А я понимаю, что попала в ту ещё ситуацию. А ну её, эту подводную охоту… Мужики – молодцы! Сами плавали, когда волны не было, а меня, чайника, отправили плавать, когда море разволновалось. Всё-таки, опасное это дело. Вот и Юра тоже занырнул и долго-долго не появлялся из воды. Мы уже начали волноваться. Потом рассказал, как его «гоняла» под водой тюленья мамаша.
Когда мы возвращались вечером обратно к машине, внезапно подул ураган. Столб чёрного гриба над океаном приближался к нам, и мы со своим тяжеленным скарбом (ещё более тяжёлым, чем когда шли туда, потому что добавился ещё и улов из морепродуктов), пытались даже бежать по песку от смерча, что нам очень плохо удавалось. Но мы успели.
Рис. 42.

Только сели в машину, как понесло! Песок встал дыбом и затмил всё вокруг! Машину качало в темноте, ехать было невозможно, мы просто ждали окончания небесной феерии. Но всё закончилось очень быстро. Не успели даже испугаться.
По приезду домой весь вечер разделывали 20 ракушек, это не такое простое занятие, оказывается. Сергей научил меня отделять мякоть от ракушки (это непросто, требуется сила пальцев), и отделять желудок, чтобы он не испортил вкус мяса. Потом мясо прокручиваем на мясорубке, и делаем котлеты. Цвет у них страшный – грязно-зелёный, но мясо очень вкусное. Напоминает нежную молодую свининку, морем даже и не пахнет.
Позже, когда мы увидели в магазине цены на мясо пауа-шелл, мы были в ступоре. (Сразу скажу, что в супермаркетах оно не продаётся, только в дорогих магазинах). За 1 кг мяса деликатесной ракушки от 50NZ (неразделанное) до 1800$NZ (разделанное)! А мы на Вайт Роке просто «тупо» жрали это в сыром виде на берегу океана, отрывая руками от раковины! Почему так дорого, ведь этого продукта в океане – полным-полно! Оказывается вот почему. 1. Это эндемик. 2. Его нельзя добывать с аквалангом, только нырянием с маской и трубкой. 3. А живёт пава на глубине 10-15м. Тут мы оценили труды наших героев – Сергея и Юры. Ведь у меня-то не получилось даже просто занырнуть, не говоря уж о такой глубине. А ещё на этой глубине надо успеть найти ракушку, измерить её линейкой, оторвать от камней специальным ножом (что непросто, она очень крепко держится за камни)… А в акваланге это делать запрещено. Если полиция остановит на дороге и увидит акваланг и павы – могут быть очень большие штрафы.
Рис. 43.

Лобстеры и крабы скромней по ценам – 86$NZ за 1 кг, что, в общем, тоже не дёшево. Но Сергей не покупает эти продукты в магазине. Хорошо в его возрасте (62 года) иметь такое здоровье, чтобы уметь нырять на глубину 15м без акваланга. Не зря он нам поёт оды каждый вечер о здоровом образе жизни. Мы думали, что мы фанаты здорового образа жизни, а оказывается, есть люди гораздо фанатичней нас (он не ест соль и сахар, не пропускает тренировок в фитнес-центре, живёт строго по режиму, не употребляет спиртное и табак, соблюдает диету, спит достаточно).

В гостях у Гарри и Шелли

1.03.2014. Утро солнечное, но антарктический ветер с южной стороны острова, налетевший вчера так внезапно, принёс холод. Завтракаем котлетами из павы. Вкусно.
Ходили по магазинам, а сами тайком пытались сфотографировать маори. Вид у них, конечно, ещё тот. Все в наколках, огромные, со свирепыми лицами. Сергей говорит, что такие лица в основном бывают у наркоманов, почти все маори тут курят марихуану. Маори в Новой Зеландии имеют множество разных льгот. Могут учиться бесплатно в вузах, бесплатно охотиться, вести торговлю, работать… У них даже в парламенте есть маорийский совет. Но большинство из них не пользуются этими льготами, а просто «бичуют». Самый высокий уровень карьерного роста для маори – это продавец или кассир в супермаркете. Выше растут только единицы из них.

Рис. 44.

На ужин мы были приглашены к Гарри и Шелли – приятелям Сергея. Что любопытно – нас пригласили «на чай». Это значит, что предполагается полноценный ужин, с несколькими блюдами, десертом и чаем. Если приглашают «на кофе», то угощать будут, на самом деле, именно только кофе. Цель нашего визита – рассказ о лыжном туризме в России. Миша готовился к этому выступлению задолго до путешествия, ещё в Москве. Гарри и Шелли школьные учителя (физика и домоводство), их дочь – тоже учитель (география и религии), и все они также являются проводниками активных туров по Новой Зеландии. Им было очень интересно послушать и посмотреть фильмы и фото о лыжном туризме за Полярный кругом, по Сибири, Байкалу, потому что такого вида путешествий у них нет, это для них слишком экстремальный вид. Когда Миша показывал фильм «Крайний Север», то Гарри и Шелли кричали от удивления и восторга, не верили, что в таких суровых условиях русские люди путешествуют и получают удовольствие от холода. Миша рассказывал о лыжных походах, а Сергей – переводил на ходу. Потом Гарри тоже поделился своими впечатлениями и фото путешествий по Южным Альпам NZ, и велопоходами по побережью Тихого океана. Палатки они в свои походы часто не берут, потому что на расстоянии дневного перехода в NZ на любой туристской тропе имеется Hut (оборудованные избушки).
В каждом приличном доме тут имеется настоящее старинное английское пианино (не электронное, хотя и это тоже не исключается), в каждой семье умеют музицировать на нескольких инструментах. И здесь мы тоже помузицировали вместе с семьёй Гарри и Шелли: я на фортепиано, Гарри – на гитаре, его сын - на банджо, а Шелли – на маракасах. Алтайские музыкальные инструменты – хомус и окарина – тоже впечатлили новозеландскую семью. Мне намекнули, что учителя музыки в Новой Зеландии очень хорошо зарабатывают (ну, в общем, я тут не пропаду, если что )
Говорили на английском, для меня это было очень трудно. Пока составлю фразу в уме, пока скажу, а общий разговор уже улетел в другом направлении… В общем, надо практиковаться в разговорном английском, иначе чувствуешь себя абсолютным тормозом. От напряжения, которое испытываешь при общении на чужом зыке, разболелась голова. Я поняла одну вещь, доселе мне неведомую: говорить на чужом языке – гораздо проще, чем слушать, слышать, и понимать. Когда меня спрашивали о чём-то, я почти никогда не понимала, хотя слова говорились знакомые, и только после перевода Сергея я могла ответить на вопросы и подосадовать про себя: «ах, ну да, мне же знакомы эти слова, почему я их не смогла понять из уст носителей языка»... Говорить оказалось легче, чем понимать. И самое удивительное то, что они-то нас легко понимали, как бы плохо мы ни говорили.

Пляж Титахи Бэй

2.03.2014. Спали долго – до 9.00. Утром – солнечно, поехали на пляж Титахи Бэй.

Рис. 45.

Сначала, как водится, прогулялись по горам высокого побережья Титахи, сверху фотографировали океан. Потом спустились в залив, и я начала плавать. Вода +18, считается тут холодной, поэтому народ загорает в основном на берегу, в воде никого нет, кроме меня и нескольких лодок. Пока я мирно плавала по заливу, на берегу оживились спасатели, сели в лодку и на расстоянии 50м, сопровождая, караулили меня. Я не знала, что это ко мне такой интерес проявлен, думала – просто наблюдают за акваторией пляжа. В это время на берегу вокруг Миши и Сергея тоже оживился народ – стали интересоваться, что за сумасшедшая плавает так долго в «холодной» воде, и почему мужчины, которые её привезли сюда, не спасают её, а спокойно наблюдают, как она «тонет» уже 40 минут. Сергей рассказал всем, что я с берегов Байкала, русская, сибирячка, и для меня вода +18 – это просто рай. (Местные тут не заходят в воду, если температура воды ниже +24). Когда я вышла из океана, была немало удивлена и смущена вниманием и десятков глаз на берегу. Тут мне и рассказали, какое шоу я устроила для завсегдатаев Титахи Бэй.
Вечером изучали карту Новой Зеландии и отмечали все места, где смогли побывать. На Южном острове – это практически все самые интересные уголки. А вот на Северном мы немного дольше, чем планировали, зависли в Веллингтоне. Сергей тут занят проблемами с судом, который будет у него 6-7 марта, поэтому наши планы – побывать на вулканах Руапеху – не могут осуществиться. Поэтому Руапеху мы увидим только с дороги, а восхождение отменяется.

Небольшая, но любопытная история с судом, немного проливающая свет на отношения между пакеха и маори

Поскольку Сергей живёт в маорийсокм районе, он знает аборигенов лучше, чем кто-либо другой. Вечером он плотно задёргивает шторы, чтобы любопытные соседи не могли подсмотреть его квартиру. Выходя из дома, он всегда приветливо здоровается с живущими напротив наркоманами. Никогда не даёт повода для косых взглядов или грубости. С некоторыми из них он даже общается. Говорит, что маори уважают его за то, что он ухаживает за пожилой матерью, а не отправляет её в хоспис. Но всё равно, кое-кому из маори он, видимо, «перебежал дорогу», потому что белый. На кого-то посмотрел косо или имел наглость не поздороваться. Однажды он заметил, что соседская маорийка, собачница, слишком близко и вольно подпускает своих питбулей без намордников к нему, специально натравливает. Несколько словесных стычек и несколько собачьих попыток напасть на него вынудили его купить газовый баллончик для самообороны. И вот однажды он пригодился. Два соседских питбуля, «играя», накинулись на него и свалили с ног. Хозяйка весело хохотала и позволяла собачкам «игриво» кусать соседа. Сергей достал баллончик и брызнул собакам в глаза. Собачек пришлось вести на лечение к ветеринару, и хозяйка собак подала на Сергея в суд за «жестокое обращение с животными». По этой статье в NZ можно угодить за решётку на 6 лет! Все свидетели (естественно, это были маори, естественно, тоже собачники) дружно говорили на суде, что, дескать, Сергей сам нарочно подошёл к собакам и нарочно брызнул аэрозоль им в глаза, потому что он «ненавидит животных, и ружьё у него есть, и он стреляет в животных на охоте» (заметьте – логика железная, как здорово одно к другому приплели). Предъявление на суде покусанных ботинок и одежды не сыграли никакой роли, это объяснялось истицей, что «собачки просто играли, они добрые». Невероятно, но суд встал на сторону собачницы. В NZ очень трепетное отношение к домашним животным, и практически всегда суд встаёт на защиту животных, а не пострадавших людей. Наверное, если бы Сергей опередил маорийку, и первым подал на неё в суд, обвинив в нападении, то итог был бы другой. А раз он промолчал, в суд не подал, значит, он и виноват. Надо было первому «настучать», а не молчать. Такой тут менталитет. У Сергея был очень известный адвокат, сделал всё что мог, и Сергея не посадили. Присудили 2 недели исправительных работ и штраф 270$NZ. Сергей был очень рад, что так легко отделался.
И это только благодаря тому, что у него престарелая мама, и её не с кем будет оставить, если его посадят. На следующий день местная газета осветила это событие, статья называлась «Русский киллер – убийца собак» и портрет Сергея во весь разворот. (К слову сказать, собаки – не пострадали совсем, просто глазки покраснели на пару дней, и даже ветеринар свидетельствовал, что лечение не требуется). Вот такие чудеса происходят там «под нами вверх ногами». Ну, в общем, из-за этой истории мы не съездили на самый высокий вулкан NZ – Руапеху в национальный парк Тонгариру. Зато получили хороший урок, что с маори лучше не связываться.

Оружейная мастерская Митчела и мужские игрушки

3.03.2014. Утром поехали к приятелю Сергея, Митчелу, отвозить охотничий арсенал разнообразного оружия (чтобы ненароком полиция не забрала по решению суда). У Митчела – своя оружейная мастерская, он сам изобрёл несколько видов оружия. Фотографировать он не позволил, конечно. Спортивные винтовки дьюга (dyuga), пистолеты, автоматы, сейфы, чего только тут нет. Некоторые виды оружия Митчел вообще не показывает. Он – член американской сборной команды по тактической стрельбе, закончил школу оружейников в Америке, в общем профи. Говорит, его «коронка» - стрельба на 1000м, даже при ветре. Его бизнес тут процветает, судя по тому, что в стране очень популярны и спорт, и охота. Потом мы поехали по дороге Korokoro Road в район Корокоро, в оружейный магазин.

Рис. 46.

Мне бы, конечно, интереснее было посетить Музей Первых Поселенцев, который тоже в этом районе находится, но мужчин не переубедить, если они смотрят на оружие… Пришлось послушно и скучно ходить среди прилавков с оружием и наблюдать, как мужчины смешно «оттопыриваются» между винтовками и пистолетами. Ну дети, ей Богу… Это ещё смешней даже, чем женщины перед зеркалом в новых туфельках...
Забрели в любопытный магазинчик - "Ничего не выбрасываем", в котором можно купить любую не новую вещь почти даром. Например, горные лыжи прошлого сезона за 3 доллара.
Рис. 47.

Веллингтон нашими глазами. Музеи, Дорога Смерти, гора Виктория

4-7.03.2014. Те самые дни, которые мы потеряли из-за суда, и не съездили в долину гейзеров. Много гуляли по Веллингтону и окрестностям, снимали цветы, океан, горы, плавали, ходили по тропам и тротуарам, играли с кошками и собаками, наблюдали за птицами, людьми, ходили в музеи, магазины.

Рис. 48.

Рис. 49.

Когда завершился Серёгин суд, ему дали отсрочку наказания на несколько дней, и он вновь стал возить нас на экскурсии.
Веллингтон называют тут «город ветров». Находится на побережье гавани Веллингтон, или по-старому, бухта Тара.
Музей «Te Рapa» — один из самых неординарных музеев Новой Зеландии, интерактивный, как теперь модно говорить, бесплатный, за исключением специальных выставок.
Рис. 50.

Рис. 51.

В нём хранятся множества чучел местных животных, например, 10-метровый кальмар, или птица Эму. Здесь можно увидеть и птицу Моа, которая исчезла ещё 400 лет назад. Примечателен музей тем, что в его залах можно испытать дрожь землетрясения. Здесь есть и детские игровые комнаты, пока взрослые познают историю Новой Зеландии, дети заняты играми.
Рис. 52.

Рис. 53.

Рис. 54.

Мы побывали в знаменитой старинной библиотеке Веллингтона, где хранится полмиллиона книг, побродили по центру, по Золотому берегу – полосе популярных пляжей, заглянули на вокзал, здание парламента, гольфклубы, множество магазинов…
Рис. 55.

Рис. 56.

Рис. 57.

Рис. 58.

8.03.2014. Поехали в музей авто. Я не нашла информации об этом музее в интернете, словно его и нет. Может быть потому, что это не государственный музей, а частная коллекция. Но, поверьте, стоит посетить. Это очень интересно! Он находится в районе Парапарауму Бич. Ехали по Дороге смерти вдоль океана. Это такая дорога, которая на несколько часов каждые сутки уходит под воду из-за прилива. Ехать по ней необходимо со скоростью не менее 100 кмч, иначе можно не успеть её проскочить до подъёма воды, она тянется не так уж и далеко, около 30 км, и тем не менее, тут постоянно кто-то плавает во время прилива, или лезет на скалы, бросая машину в воде. Это между районами Парируа и Парапарауму.
Рис. 59.

Но мы не очень торопимся, у нас есть запас времени даже на то, чтобы успеть вернуться до прилива, и мы выходим на обзорную площадку в том месте, где причаливал к берегу Джеймс Кук. В этом месте постоянно плавают акулы, поэтому тут никто не купается, несмотря на то, что пляжи – роскошные. В шторм в залив Парапарауму заходят киты и прячутся между островом Капити и побережьем от стихии. Остров Капити – это заповедник птиц. Напротив острова – самый богатый район Парапарауму Бич.
Экскурсия по музею старых автомобилей заняла несколько часов. Это было очень интересно. Автомобили всех времён и народов, стилей, направлений и предназначений. Здесь представлена коллекция из более, чем 400 старинных автомобилей. Одна из самых старых моделей 1895 года. Музей по праву считается одним из самых интересных музеев авто в мире. Мы сделали сотни и сотни снимков автомобилей, мотоциклов, велосипедов, пожарных, скорых, спасательных, ремонтных, гангстерских машин, летательных аппаратов 19-20 веков, но это отдельная история…
Рис. 60.

Рис. 61.

Рис. 62.

Рис. 63.

Рис. 64.

Рис. 65.

Рис. 66.

Рис. 67.

Рис. 68.

Рис. 69.

Вечером ездили по дороге Papako Way, наблюдали как маори, стоящие по колено в воде широкого, но неглубокого залива, собирают со дна решетом какие-то мелкие ракушки.

9.03.2014. Сегодняшний день снова посвящён Веллингтону. Весь день ездили вокруг всего города, знакомились с окрестностями и достопримечательностями. Город разбросан по заливам, районы очень удалены друг от друга. Посмотрели, как живут бедный, средний и богатый класс в NZ. Заехали на гору Виктория – высшую точку Веллингтона, и ещё на несколько обзорных точек….

Рис. 70.

Рис. 71.

Рис. 72.

Гора Виктория (196 м) расположена к востоку от центра города, это самая известная и открытая все ветрам смотровая точка Веллингтона. Узкая извилистая дорога поднимается с Восточного залива к Мемориалу Бирда, расположенному чуть ниже смотровой платформы. Со смотровой площадки открывается прекрасный вид на город, бухту, пролив Кука, Кельнбурский парк. Мемориал Бирда был построен в память об американском лётчике, Ричарде Бирде, совершившим первый полёт через южный полюс Земли со своей базы в Новой Зеландии.
Рис. 73.

Рис. 74.

Рис. 75.

Пообедали у приятеля Юрия Михайловича, живущего на склоне горы Виктория. Дома вписаны в рельеф очень необычно: некоторые нависают над пропастью, а для машин – оборудованы откидные опускающиеся над пропастями деревянные платформы. Вид с балкона, сверху на центр столицы, аэропорт, заливы, яхты – просто потрясающий. Погуляв ещё по городу, вернулись в Порируа (район, где живёт Сергей, находится от центра Веллингтона в 18км), на берег большого залива Порируа-Харбор.

Мыс Плимертон – заросли пампасной травы

10.03.2014. Поехали погулять пешочком вдоль побережья Плимертон. Так сказать, поход выходного дня, в 15км. Обошли по морской гальке вокруг большого мыса по берегу, искупались. Весь мыс золотится пушистыми метёлками высокой травы, шелковистые 3-метровые метёлки очень красиво колышутся на ветру и солнце. Позже я узнала, что это коркадерия, пампасная трава, многолетнее растение. Её метёлки бывают золотистые, нежно-розовые, жёлтые и пепельно-белые.

Рис. 76.

Рис. 77.

Рис. 78.

Она сплошь растёт по всей Новой Зеландии, в том числе и на газонах, как украшение городов, но когда вот так – весь мыс «одет» в пушистую шубку коркадерии – это восхитительно.
Рис. 79.

Полюбовались на скалы, чаек, ойстер-кетчеров, тюленей. Вроде бы находились в черте города, но такое ощущение, что на необитаемом острове… Шалаши маорийских рыбаков из плавника, хижины внутри кустарника гос, объеденные скелеты рыб, пустые ракушки пав, крабы с выпученными глазками… Туземцев не встретили. Встретили одну прогуливающуюся даму европейского типа. Да ещё в конце пути, уже возле города, наблюдали, как школьники измеряют расстояния между берегом и линией отлива, собираю какие-то «артефакты» из воды. Урок у них тут. В августе (феврале по-нашему) школьники учатся, а не бездельничают, как в России.
Потом я глупо обожгла пятки о горячий песок. Разулась, решила погулять босиком по песочку. Не тут-то было. Жары вроде нет, даже ветерок освежающий, а песок так нагревается, словно раскалённая сковородка. Как они тут ходят босиком???!!! Это же невозможно!
Рис. 80.

Переезд через весь Северный остров в Окленд

11.03.2014. Сегодня едем в Окленд автобусом, который отправляется из Порируа в 10.35. В дороге будем 10 часов, но зато увидим все самые интересные места Северного острова. Сергей проводил нас к автобусу и поехал отбывать свой срок на исправительных работах, в храм, будет работать с послушниками храма по хозяйству. Он доволен наказанием, говорит, что завяжет там новые знакомства, найдёт новых друзей, так что не всё так и плохо закончилось. Его больше расстроила громкая обличительная статья в местной газете, которой теперь машут злорадно его соседи – маори, и называют его «русский киллер – убийца собак».
Из окна автобуса наблюдаем за семейством маори: огромные толстые тётки с детьми, которые всё время что-то едят или пьют, а тётки бесконечно курят. Какие же они огромные, это просто необъятное что-то… Мише даже удалось снять эксклюзив тайком от аборигенов.  Папарацци был доволен, дикари ничего не заметили. 
Проезжаем Парапарауму, Капити, Манаку, Фокстон. Автобус едет со скоростью 100кмч, но очень плавно, мягко, можно даже спокойно пить кофе, настолько ровно едет. Кругом лесохозяйственные угодья, сосна растёт ровными рядами, одинаковой высоты и толщины, с одинаковым интервалом. Много маленьких католических часовенок вдоль дороги.
Остановка в Bulls (Быки) в 11.40. Тут можно 10 минут размяться, перекусить, кругом автоматы Red Bulls - прямо посреди полей, на которых гуляют черные коровы и быки, лошадки, покрытые попонами, и разложено аккуратными куличиками сено, прессованное кубиками и цилиндрами.

Рис. 81.

Очень красивая река – Rangitike Rive – в каньоне, с высокими обрывистыми песчаными берегами. Каньон называется Gravity Canion. Здесь имеются водные маршруты для сплава самых высоких категорий сложности, Анатолий рассказывал об этом. Дорога проложена прямо вдоль этой красоты. Жаль только, что стекла окон замусолены шлепками насекомых, и чисто снять не удаётся, а остановки делаем только в населённых пунктах.
Рис. 82.

Следующий интересный объект природы – Ohakine National Park. Здесь у подножия заснеженных вулканов можно было бы прогуляться к музею Новозеландской армии (если бы мы были на своей машине, и имели возможность выйти). Самый высокий вулкан NZ - Руапеху, виден издали, ещё из населённых пунктов, и дорога, сначала подъезжает к нему почти вплотную, а потом плавно огибает его.
Рис. 83.

Te Kapua Park – местечко, где продают рыбу, есть и ресторан «4 рыбы». Настоящей рыбой тут называют только лососевых. Салман – местное название лосося. Чавыча – выведенный в Новой Зеландии вид тихоокеанского лосося. Форель – озёрный лосось. Кингфиш (колевская рыба) и марлин – вот основные объекты новозеландской рыбалки. Ну и ещё, конечно, для туристов-рыбаков предлагают рыбалку на экзотических рыб: акула-мако, тунец, океанский окунь, рыба-меч, снеппер.
В следующем населённом пункте Oruatua – тоже символы рыб на въезде, тут продают форель, выловленную из самого большого озера Новой Зеландии – Таупо. Таупо остаётся слева по ходу. Огромное сверкающее озеро с прозрачной, как сапфир, водой.
Следующая остановка в городе Таупо возле Таупо-центра. Местечко знаменито своими термальными водами.
Рис. 84.

Долину Роторуа в городке Роторуа, который тоже находится на берегу озера Таупо, называют кипящим сердцем Новой Зеландии, «Воротами в ад». Здесь находится центр вулканической активности, международный геотермальный курорт, который посещают ежегодно полмиллиона туристов, и геотермальная станция, снабжающая окрестные города горячей водой и дешёвым электричеством.
На берегах Таупо – красивые пляжи, яхты, виндсёрфинги, лодки, рыбаки...
Следующая остановка в городе Гамильтон (Hamilton).
Рис. 85.

Здесь имеется большой макет национального парка Роторуа, где можно посмотреть все вулканы и гейзеры, реки, каньоны и водопады в уменьшенном виде, послушать рассказ об этом уголке природы. Рассказ ведётся бесплатно, на английском языке, специально в то время, как подъезжает очередной автобус с туристами. Как называется это место (Гамильтон-центр?) я не помню, но он находится прямо у остановки автобуса, напротив большого дома, расписанного нотными текстами. До Окленда отсюда осталось чуть более 120 км.
Чем ближе мы подъезжаем к Окленду, тем больше вдоль дороги встречаем гольф-клубов, боулинг-клубов, родео-клубов. Такое впечатление, что жители этой страны только и делают, что занимаются спортом, путешествуют и отдыхают.
Железная дорога в этом направлении тоже имеется, и с неё тоже красивые виды, но частично она не электрифицирована, везёт составы паровоз, поэтому скорость передвижения значительно медленней, чем на автобусе. Хотя, наверное, для тех, кто никуда не торопится – это преимущество, а не недостаток. По крайней мере, можно точно успеть запечатлеть всё на фото-видео.
Ближе к Окленду ландшафт становится совсем «русским» - тополя, берёзы, сосны, и даже лиственницы. Возделанные поля огорожены зелёными живыми заборами от многочисленных кучерявых мериносов, периндейлов и коридейлов, которых в стране больше, чем людей в 20 раз!
Окленд – самый большой город NZ. По-маорийски - Tāmaki-makau-rau. Здесь проживает более 1/3 всего населения страны, 1,5 млн. человек. Современный мегаполис, центр клубной жизни. Другая сторона новозеландского мира. Мы приехали в 20.30 в Окленд-центр, где нас встретил Анатолий Чернышёв и привёз к себе домой, на улицу Симкин в район Сент Джонс.

Вулканы Окленда

12.03.2014. В Окленде значительно теплей, чем в Веллингтоне. Здесь нет ветров, как у пролива Кука. До обеда мы ходили на вулкан Веллингтон, который находится прямо в черте города, высота его 164м. Дома стоят прямо на склоне вулкана.

Рис. 86.

Рис. 87.

Рис. 88.

Собственно, весь Окленд стоит на 48 потухших вулканах, сохранившихся в виде гор, озёр, лагун и островов. Его так и называют – «город потухших вулканов», а ещё «маленьким Сиднеем».
Рис. 89.

А ещё «городом парусов» - тут самое большое в мире количество лодок на душу населения, потому что город окружён со всех сторон водой: с запада – Тасмановым морем, а с востока – Тихим океаном.
Рис. 90.

Здесь находится самая высокая телебашня южного полушария – Скай Ски-Тауэр, 328м, выше всех окрестных гор и холмов.
С вершины вулкана Веллингтон видно почти весь город, оба моря, и множество вулканов. На вулкан Веллингтон проложены тропы, по которым жители бегают вверх и вниз. Также есть и дорога для автомобилей на самый верх вулкана. Почти к самому кратеру всех вулканов примыкают вплотную деревянные домишки.
К вечеру Ирина, жена Анатолия, повезла нас купаться на пляж. Вода +21, хорошо, тепло, но, по-прежнему, никто не купается, кроме нас (холодно по местным меркам). Красивая мелкая окатанная волной галька на берегу нежно ласкает ступни ног. Рай. Вечером, по обыкновению, ужин с австралийским вином «Жёлтый хвост» из винограда сорта шираз…
Рис. 91.

13.03.2015 Прогулки по Окленду. Сегодня был длительный пешеходный поход по центру города. Взошли на вулкан, с которого хорошо видна телебашня и весь Окленд-Сити-Центр.
Рис. 92.

Затем посетили соборы Святого Луки, Святого Михаила, Святого Марка (все католические). Вход в соборы – свободный. Если собор закрыт, то в двери – ключ, можно открыть, зайти, походить, посидеть, отдохнуть, почитать…
Рис. 93.

Рис. 94.

Рис. 95.

Рис. 96.

Рис. 97.

Нам сказали, что в Окленде есть единственная в NZ христианская церковь, но мы её не нашли.
Потом мы повернули крутыми улочками к заливу и вернулись на большую улицу Remuara street, район Sent Jons, на улицу Simkin, где живут Толя и Ира.
Вместо светофоров на дорогах кое-где мы увидели вот что:
Рис. 98.

Особенно часто такие "регулировщики движения" встречаются в местах детских садов и рядом с детскими площадками.
Во время нашего сегодняшнего похода по городу мы всю дорогу питались киви и фейхоа, которые свисают с деревьев вдоль улиц. К концу путешествия денег уже не осталось. Дорого всё тут. Да и к тому же карта банка Тинькофф нас сильно подвела, она не открылась в NZ, хотя в Москве нам обещали, что будет работать в Южном полушарии…


Сизигийный отлив и цветы Окленда

14.03.2014. День отлёта. Наш самолёт в 23.59, и ещё целый день можно гулять по Окленду. После завтрака пошли на пляж, посмотреть отлив. От вулкана Веллингтон повернули к морю. Купаться во время отлива невозможно: обнажившееся дно на несколько десятков метров «ушло» в сторону моря, среди ила и выброшенных ракушек гуляют чайки и другие морские птицы, собирают моллюсков. Гулять «по воде» возможно только по твёрдым отложениям вулканических лав, которые имеются и на дне залива. По почве гулять невозможно – увязаешь по колено в острых ракушках, водорослях и иле. Ирина говорит, что нам повезло увидеть самый большой отлив – во время полнолуния… В полнолуние и новолуние, когда Земля, Луна и Солнце выстроились в одну линию, приливная волна - максимальна, а отлив – отгоняет воду от берега на целые километры. Такие приливы и отливы называют сизигийными.

Рис. 99.

Рис. 100.

Босиком по аккуратно скошенной ароматной траве газонов – ностальгия по русскому лету… Доверчивые лошади в попонках бегут к вытянутой руке и тычутся в нас плюшевыми губами. Поняв, что им ничего вкусного не дали, убегают обратно по своему бесконечно-просторному зелёному пастбищу. И это прямо в центре мегаполиса… Скоро вернёмся в зиму. А сегодня – наслаждаемся пока озоновым воздухом Океании и великолепием заморских цветов и деревьев.
Рис. 101.

Рис. 102.

Рис. 103.

Рис. 104.

Рис. 105.

Рис. 106.

Рис. 107.
Рис. 108.

Вечером перед отлётом посидели в ресторанчике у моря, посмаковали напоследок Пино Нуар, Шардоне и Совиньон от полюбившегося нам «Жёлтого хвоста», понаблюдали сизигию.
В аэропорту Окленда в магазинах Дьюти Фри – всё недорого, дешевле, чем в городе. Есть смысл – покупать сувениры именно здесь, а не в городских сувенирных лавках. Причём после зоны досмотра, в зоне ожидания выхода к самолёту – ещё дешевле раза в 2-3, чем в самом аэропорту. Простой пример: сувенирный магнитик, который в аэропорту стоит 9$NZ, в зоне ожидания на 2м этаже – стоит 2,9$NZ (а в городе – такой же – 12$NZ). Здесь можно купить изделия народного промысла маори из павы, нефрита, дерева, гораздо изящней, изысканней и тоньше, чем тот дорогой ширпотреб, который продают в городских лавках.
Я очень боялась провозить через таможню необработанные ракушки пав, собранные на побережье, вулканические камни и шишки сосны. Но всё прошло благополучно. Никто нас не досматривал на выезде, и мне удалось увезти с собой в Москву частичку новозеландской природы: ракушки пав, вулканические камни и шишки новозеландской сосны.
В самолётах новозеландских авиалиний еду подают в очень приличной посуде. Вина наливают разные, хорошие, и сколько пожелаешь. Обслуживание – очень деликатное, салон – комфортабельный. Если сравнивать с другими авиакомпаниями мира, которыми мы летали (США, Россия, Китай), то это лучшее из того, что мы видели в полётах. Все 10,5 часов из Окленда в Гонконг, мы летели в ночи. Разница времени между Оклендом и Гонконгом – 5 часов, летим впереди солнца, видимо, примерно с той же скоростью, что и крутится Земля, поэтому находимся всё время в ночи. Только полная луна за окном. Сизигия... Новое слово для меня.
Полёт прошёл незаметно. Пролетали над Тихим океаном, Филиппинским морем и островами. При подлёте к Гонконгу в правых окнах забрезжил рассвет. Высота – 11582м, t=-52 (а над экватором была -34). Может быть, читателю, не интересны такие мелочи, я прошу прощения… Но мне было очень интересно всё, что я видела, и хочется поделиться всем (хотя это и невозможно). Волшебная Ао Теа Роа осталась в прошлом…
Рис. 109.

Полёт с аэрофлотом из Гонконга в Москву был не столь радужным и не столь радушным. Кондиционеры работали плохо, воду носили редко, и мы мучились 10 часов от жары и жажды. Напоследок нас в Шереметьево выкинули на задворки аэропорта, посадили в битком набитый автобус и долго катали по аэродрому, не зная, видимо, в какой терминал нас приткнуть… Когда, наконец, мы зашли в терминал F, то ещё целый час нас мучили в очереди на паспортный контроль. 500 человек в одну очередь, один туалет на всех, и русский промозглый холод, даже в помещении… А ведь люди прилетели из тёплых стран, некоторые в сандалиях. Разница после уютных и гостеприимных аэропортов мира (Шанхая, Гонконга, Вашингтона, Окленда, Крайстчортча) – ощутима. Здравствуй, родная Россия! Взаимно! Мы тебя тоже очень любим!


Марина Михайловна
Автор: 5
22:35, 18-02-2015

Комментарии12 комментариев 


СкиФ
СкиФ19
23 февраля 2015 г. в 21:17
С авто не могу сказать, а вот архитектура очень многим путешественникам интересна в принципе.

Но и по автомузею если разместите - найдутся и те кому это интересно, уверен :)


Марина Михайловна
Марина Михайловна5
26 февраля 2015 г. в 10:53
Готовлю раздел "Флора" :-)

Для того, чтобы добавлять комментарии, нужно зарегистрироваться.
Это займет не больше минуты, и откроет широкие возможности, доступные участникам клуба "Рысь".

Ты также можешь авторизоваться через  или  чтобы ускорить процесс регистрации.