Самара  27°C

Прогноз на 24.08.2017:

Пасмурно, без осадков.

Температура от 26 до 28 °C (по комфорту от 25 до 27 °C), влажность 34%, давление 752 мм.рт.ст., ветер юго-восточный, 3-5 м/с.

По данным gismeteo.ru

Приветствуем, путник!Ты можешь или Зарегистрироваться.
афоризм известного путешественника
  • Окружающая среда
  • Дискуссионный клуб

    Топ-10 пользователей:


    1.

    СкиФ

    СкиФ [19]  

     

    2.

    Dmitry

    Dmitry [14]  

     

    5.

    Ворон

    Ворон [10]  

     

    6.

    Дракон

    Дракон [9]  

     

    7.

    Sera

    Sera [7]  

     

    8.

    hobo

    hobo [8]  

     

    9.

    Ecologist

    Ecologist [6]  

     

    Полный рейтинг пользователей

    Окружающая среда:

    Музей под небом

    2
    1708


    Уважаемые посетители сайта, никого из вас не оставляют равнодушными сообщения о разрушении природы нашего края, в частности - Самарской луки; о планах строительства в Ширяево горнолыжного комплекса; о вынужденном закрытии Молодецкого кургана для свободного посещения. Возможно, вы задавались вопросом, есть ли какие-то способы сберечь красоту этого уникального места. Предлагаю узнать, как это всё решено в такой могучей стране, как США. В 1972 г. два советских журналиста - Борис Стрельников (ТАСС) и Василий Песков ("В мире животных", "Комсомольская правда") - совершили поездку по Америке и выпустили в 1977 г. книгу "Земля за океаном". Одна из глав книги - "Музей под небом" - подробнейшим образом рассказывает об американском опыте создания и содержания заповедников и национальных парков. Привожу эту главу полностью, слово в слово.

    ВАСИЛИЙ ПЕСКОВ, БОРИС СТРЕЛЬНИКОВ



    Рис. 1.


    "Ни цента на пейзажи" - так сказал в конгрессе некий сенатор Кенон. Шестьдесят лет назад сенатор насмехался над теми, кто предлагал создавать и улучшать заповедники. Кенону, говорят, аплодировали - Америка ценит ёмкую фразу. Слова Кенона и сейчас помнят. Но хлёсткое слово стало примером недальновидности. А чудакам, которых обличал Кенон, Америка ставит сегодня памятники и чтит как пророков. Натуралист Джон Мюир, администратор Стефан Матер... Это они, зная, каков аппетит у наживы, предвидя неконтролируемый разгул индустрии, призывали, пока не поздно, оставлять хотя бы островки дикой природы. "Эти места не должны использоваться для обогащения кого бы то ни было. Они должны принадлежать всем "для просвещения и удовольствия". Это был просто и ясно изложенный статус знаменитых ныне национальных парков.
    Национальные парки - бесспорная гордость Америки. При нынешнем взгляде на ценности ни дороги, ни богатства, производимые человеком с помощью совершеннейшей технологии и компьютеров, ни следы пребывания на Луне - ничто не ставится выше сбережённых кусков природы. Все измеряется долларом, и лишь о парках сказано: "Они не имеют цены". И это не субъективная мудрость какого-нибудь философа. Так думают многие люди.
    Итак, национальная ценность номер один. Началом ей стал знаменитый Йеллоустонский парк. В 1972 году ему исполнилось сто лет. Юбилей отмечали как событие международное, ибо Йеллоустон был первым заповедником на Земле. Подобно римским законодательным актам, он стал примером, а иногда и моделью организации заповедного дела. И неким
    символом. Нью-Йорк, Миссисипи, Йеллоустон - для многих это уже какой-то образ заокеанской земли.
    Национальных парков в Америке сейчас тридцать восемь. Мы побывали в Йеллоустоне, Большом Каньоне, Роще секвой, Гранд-Титоне. Это самые знаменитые парки. В этот же ряд надо поставить Йосемитскую долину (в Калифорнии), болотистую оконечность Флориды - парк Эверглейдс, "Дымные горы" в Аппалачах, островок Айл-Ройал на озере Верхнем, где живут семьсот лосей и три десятка волков. Это всё национальные парки.
    Национальные парки не следует путать с другими формами охраняемых территорий США. Есть собственно заповедники (резерваты). Их больше трёхсот. Это убежища для зимующих птиц на юге и места гнездовий на севере. Это охраняемые зоны на путях миграции птиц, а также места обитания редких животных. Люди сюда допускаются, но могут и не допускаться, если присутствие человека вредит животным. Это места научной и просветительной работы. В последние годы число таких территорий всё время растёт.
    В отличие от резерватов национальный парк - это музей под открытым небом. Экспонаты в нем - горы, речные долины, озёра, пещеры, водопады, каньоны, болота, растительность и животные. Природа в таком парке тщательно охраняется. Строжайше запрещена охота, исключается любая хозяйственная деятельность - сенокосы, выпас скота, рубка деревьев, добыча руд и так далее. Но национальный парк широко доступен для посетителей.
    Существует критерий для учреждения парков. "Это должны быть относительно большие пространства земли и воды, существенно превосходящие по качеству и красоте всё, что их окружает... приезжая в парк, человек должен увидеть естественную природу в ярких её проявлениях, это место для образования, уединения, удовольствия и вдохновения людей. Парк должен иметь места для лагерей, пикников, тропы для хождения пешком и поездок на лошадях, площадки, с которых открывались бы живописные панорамы или интимная жизнь природы". Пятачка земли для таких целей мало. Национальный парк - это сотни или хотя бы десятки тысяч гектаров земли (Йеллоустон - 885 тысяч гектаров, Эверглейдс - 522 тысячи, Большой Каньон - 259, Роща секвой - 142). У нас, если дело дойдёт до создания заповедников типа "национальный парк" (а идея их носится в воздухе), подобным критериям отвечают места на Кавказе, в Карелии, верховье Волги с озером Селигер, районы Крыма, Алтая, пустыни и горы Средней Азии, Камчатка, Байкал....
    В Соединённых Штатах создание национального парка - это всегда решение конгресса и равносильно принятию нового закону. Не тотчас, не просто выделяют (а теперь покупают) земли под парк. Но уж, коли он создан, статус его незыблем, и не было случая, чтобы парк "отменили", включили земли его в хозяйственный оборот. Напротив, число парков растёт (за последние десять лет их создано пять). Все они рождены в муках, и с тем большим энтузиазмом встречено их учреждение. Для этого есть причины особые.
    Мы уже говорили: земля огромного государства США на три четверти - частная собственность. В частном лесу или на громадном безлюдном пастбище в Техасе ваше появление с рюкзаком будет встречено так же, как если бы вы проникли в чужую квартиру и завалились там спать или взялись листать семейный альбом фотографий.
    Вы скажете: а куда же податься? Где поваляться на травке, посидеть у костра, поудить рыбу, просто побыть одному? Есть такие места в Америке. За плату это можно сделать на земле частника, на государственной земле в зонах отдыха в меру доступности - в заповедниках и главным образом - в национальных парках. Вот почему американцы так любят парки, так дорожат ими и так гордятся.
    Учреждение парка сегодня - это прежде всего покупка земли у частника. Иногда, спасая от бульдозера уникальные земли, парк учреждают, не рассчитавшись сполна за покупку. В парке остаются частные островки, на которых хозяин волен делать что хочет: строит шахту, отель, ранчо, жилые постройки для сдачи внаём). Ситуация: "червяк в яблоке". Почти во всех парках остались подобные "червяки". Изгнать их непросто. Частник хорошо понимает, что значит его земля в окружении заповедника, и ломит за неё, сколько захочет. Один пример. В Йосемитской долине покупка вкрапления частной земли (64 гектара) в 1956 году стоила 20 тысяч долларов. Но вышла какая-то проволочка. В 1968 году "червяк" запросил уже 800 тысяч долларов.
    Одна четвертая часть земли в Америке - государственная, но большую часть этой четверти составляют Аляска и западные пустыни. Тут легче было учреждать парки. (И отчасти по этой причине большинство из них на Западе и находится.) Всего под различными формами заповедности, под зонами отдыха и парками находится четыре процента площади государства. Это много. Ошибётся, кто подумает, что это "капитал мёртвый". Тысячу раз нет! Ценность этих четырёх процентов земли прежде всего в том, что это "НЗ" (неприкосновенный запас) природных ценностей, эталон первозданности. Второе: парки - это места физического и духовного прибежища для людей. Кроме того, в национальных парках люди приобщаются к невозвратимо далекой, изначальной Америке. Отсюда текут ручейки патриотических чувств, а воспитание любви к отечеству в Америке - дело первостепенное.
    Но если даже подступиться к паркам с денежной меркой, то и тут, по исследованиям видного экономиста Эрнста Свансона (университет Северной Каролины), "заповедники не висят камнем на шее у государства". На поездки в эти музеи природы американцы ежегодно тратят около семи миллиардов долларов (расходы по дороге, плата за бензин, ночлег, за аренду лошадей, лодок, спортивного снаряжения, за ужение рыбы и так далее). Из этой суммы, попадающей в руки частников, пятая часть (более миллиарда долларов) в форме налогов с дохода идёт государству. К этому надо прибавить прямые сборы за посещение парков (два доллара - билет разовый, семь - "сезонка", единый для всех парков билет). Доход государства, считают, в пять раз превышает расходы на содержание службы и поддержание порядка в парках. Исследуя ещё и косвенные эффекты парков как "катализаторов экономики" (создают занятость в сфере обслуживания, в производстве туристского снаряжения, предотвращают утечку долларов на путешествия за границей), Свансон пытается оценить стоимость парков в целом. Цифры выходят астрономические, и даже экономист превращается в поэта. "Они бесценны! Деньги ничто в сравнении с главным, что люди в них получают". Это верно.
    Путешествуя по Америке, неизбежно прикидываешь: чему поучиться? что подошло бы у нас?.. Организация парков у нас задержалась по причине того, что мы на своей земле можем пойти, поехать, поплыть, полететь практически в любое место. Но всем очевидно: нарастающий беспризорный, бесконтрольный туризм становится злом. Рано или поздно нам придётся направлять потоки идущих и едущих в какие-то русла, вводить правила, ограничения, воспитывать культуру поведения в природе. Американцы в этом смысле накопили хороший опыт. Присмотреться к нему обязательно надо.
    Национальный парк... Это что, живописное место, очерченное на картах - "сюда езжайте!" - или это в самом деле музей со "входом" и "выходом"? Заглянем в парк и познакомимся с его службами. Заранее скажем: тут появились свои проблемы. О них особо. Сейчас - знакомство с организацией парка в том виде, в каком сложилась она за многие годы.
    Парк Шенандоа в Аппалачах (130 километров от Вашингтона)...
    Ночлег. Он на разные вкусы и на разные деньги. Можно остановиться в гостиничных домиках. Можно заночевать в кабине-прицепе - плата два доллара. Можно бесплатно в палатке и спальном мешке. У нас, к сожалению, не было спальных мешков и палаток, и мы отдали себя в объятия пятнадцатидолларовых удобств (душ, умывальник, спальня, сетки на окнах от комаров). Утром мы увидели зелёную лужайку, живописные из жердей загородки, дроздов, скворцов и старушек, весёлой стайкой семенивших на завтрак...
    Еда - так же, как и ночлег... Можно пойти в ресторан. (Бревенчатое живописное сооружение с крахмальными покрывалами на столиках ценит свой завтрак в 7-10 долларов.) Можно пойти в кафетерий. За два доллара - кофе в бумажных стаканах, сосиски, сандвичи. Те же, кто спал в бревенчатых "шелтерах", достают свой завтрак из рюкзака и едят у костра.
    Путешествия в парке тоже зависят от вкуса и интересов. Один не вылезает из автомобиля - асфальтированные дороги с ответвлениями приведут его ко всем интересным районам и точкам. Указатели на дороге предупредят, где стоит притормозить, где выйти и сделать снимки, где можно увидеть животных.
    Есть люди, которых тянет с асфальта. Для них по паркам проложены тропы. По тропам, и только по тропам, указанным картой, разрешаются пешие путешествия. И для всех - бродячих, едущих и сидящих возле палаток - есть общие правила.
    "Никакого шума. Транзистор можете слушать дома. Тут слушайте птиц".
    "Велосипеды и мотоциклы запрещены. Грузовики - только для службы парка".
    "Сбор цветов и сувениров рассматривается как акт вандализма".
    "Пикники - только на специальных площадках" (их в Шенандоа семь).
    "Остановка с прицепами и палатками - только в кемпингах" (их четыре).
    "Нельзя рубить живые или стоящие деревья. Купите древесный уголь или запаситесь дровами".
    "Получите разрешение на костёр. Уходя, потушите его".
    "Заберите с собой отбросы, которые не могут сгореть в костре".
    "Все животные в парке дикие. Не кормите, не приближайтесь".
    "Вырезал имя на дереве - опозорил себя".
    Не слишком сложные правила. Допускаем, однако: привыкшие к вольным хождениям "по компасу" почувствовали бы себя тут так же, как чувствуют в доме, где хозяйка излишне уж аккуратна - половички, скатерти... А что прикажете делать?! Без соблюдения правил (надо заметить, американцы их уважают) всю красоту можно вытоптать в одно лето.
    Что касается системы обслуживания (отели, бензоколонки, конюшни, прокатные пункты инвентаря, кемпинги, кафетерии, лавки со льдом, древесным углем, фотоплёнкой и сувенирами), то она безупречна. Её ведут специальные компании. Но крылья у частной инициативы подрезаны. Место в парке сдают лишь в концессию. Нажива в ущерб природе тут ограничена. Только пять процентов земли каждого парка освоено дорогами и обслуживанием. Остальное - нетронутая природа.
    Важно отметить: любое строительство ведётся с учётом особенностей парка. Ошибки прошлого, когда сооружались дворцы-гостиницы, исправляются ландшафтными архитекторами - "постройка должна быть возможно меньше заметной, органически соединяться с пейзажем". Материал для строительства, как правило, - дикий камень и дерево. Многочисленные знаки и всякая информация для прочтения продуманы очень тщательно. Никакой пестроты - коричневый столб, коричневая доска, жёлтые буквы. Так во всех парках - солидно и неназойливо. Мы не увидели ни одного случая покушения на эти знаки с ножом, никто не стреляет в них дробью...
    Управляют парком: директор, три-четыре биолога, санитарная служба и служба охранников-рэйнджеров. Порядки для посетителей строгие. За браконьерство - конфискация транспорта и оружия, крупный штраф. Нарушение мелкое - штраф, выдворение из парка... Карательные меры, однако, предупреждает хорошо организованная служба информации и разъяснений: беседы у вечерних костров, брошюры, карты, иллюстрированные издания... Вся служба парка подчиняется управлению парками в Вашингтоне. Управление, в свою очередь, является частью министерства внутренних дел.
    В Шенандоа мы были в самом начале сезона. Только что стаял снег. Хребты Аппалачей ещё не окутала зелень. Посетителей было немного. Парк дремал, просторный и тихий. В идеале такой и должна быть тут обстановка. Многие годы такой она и была. Но есть теперь у "музеев под небом" свои проблемы.
    "Не погубит ли успех национальные парки?" Так называются репортажи Роберта Кана, получившие Пулитцеровскую премию (высшая национальная премия США по журналистике). Пять лет назад все колокола - телевизионные, газетные, научные, коммерческие - ударили в набат: "Национальные парки в опасности! Перенаселение...". Роберт Кан для изучения этой проблемы "проехал 32 тысячи километров, побывал в тридцати с лишним парках, беседовал с двумя тысячами людей". Его суждения признаны самыми объективными, а конструктивные предложения - самыми дельными. (Сегодня журналист Роберт Кан - советник президента по охране среды.) Мы прочли пятнадцать статей, изданных книжкой, и встретились с Робертом Каном. Приводим итог разговора и выдержки из статей.
    "Да, проблемы. И очень серьёзные. Парки становятся жертвой собственной популярности. Взрыв посещения фантастический. В 1941 году - 21 миллион посетителей. В 1955 году - 50 миллионов. В 1966 году - 137 миллионов. В 1971-м - 200 миллионов. Что это значит? В разгар сезона дороги в парках забиты сплошным потоком автомобилей. Смог на дорогах такой же, как в городах. Пробки могут быть часовыми. У популярных мест, например у гейзеров в Йеллоустоне, толпы - в несколько тысяч. В кафе очереди. Ходят уже не только тропами. Разрушается тишина... В парках ищут сейчас спасения от городов и приносят сюда городские проблемы: наркоманию, бандитизм, грабежи. Парки оказались идеальным местом для воровства - открыть без присмотра стоящий автомобиль сущие пустяки. Помещения парков раньше не знали замков. Теперь всюду замки. Природа, ради которой едут сюда, под угрозой эрозии. Болезни эти в особенно острых формах заметны в Йеллоустонском и Йосемитском парках, наиболее популярных...".
    Лекарства?.. Как все лекарства, они горьковаты. Но как показал опрос, американцы готовы их проглотить. Вот они.
    Места ночлега вывести за пределы парков. Никаких развлечений. Беготня, игры, всякого рода увеселения - всё за границы парка!
    Закрыть по возможности доступ в парки автомобилям (как минимум - ограничить). Ввести специально для этого созданный транспорт. Автобусы будут ходить по строгим маршрутам с остановками в нужных местах.
    Растянуть сезон посещения так, чтобы срезать пики наплывов в летние месяцы. (Возможно, для этого придётся в разное время делать каникулы в школах.)
    Всемерное сокращение посетителей. Для этого рекламировать менее популярные парки, открывать новые и как главное средство - ввести "театрализацию". Сейчас идут изыскания: сколько людей может вместить каждый парк, чтобы отвечать своему назначению. По числу "кресел" будут продаваться билеты. Придётся соблюдать очередь.
    В качестве мер, пока что спорных, предлагается:
    Резко повысить плату за въезд (до 20 долларов). Не строить в парках дорог, ограничить комфорт. ("В общении с природой человек должен довольствоваться только необходимым"). Экзаменовать посетителей - "знаешь ли правила поведения в природе?". Установить лимит времени пребывания в парке. Роберт Кан убеждён: эти меры дадут желаемый результат.
    Таковы у "музеев под небом" достоинства, устройство, проблемы. Мы рассмотрели их бегло. Возникни практический интерес - их следует изучить специально. Столетний опыт заповедного дела в Америке - это ценность. А этого рода ценности - достояние всех людей. Землю надо беречь сообща.

    Конец главы.
    Библиографические данные книги:
    Песков В. М. и Стрельников Б. Г. Земля за океаном. Изд. 2-е. М., "Молодая гвардия", 1977. 288 с.

    Иллюстрации для книги выполнил художник-график Борис Жутовский; его рисунок приведён в начале статьи. Фотографий книга не содержит.

    Вот так, бережно и аккуратно, американцы относятся к заповедникам и национальным паркам у себя на родине, в этом у них есть более чем 130-летний опыт. А в нашей стране, по сути, всё - в стадии становления. Изучить чужой опыт обязательно нужно, причём как властям (администрации парков, Минприроды...), так и туристам. Жители, считающие свою страну цивилизованной, должны относиться к её достоянию соответственно, а не по принципу "после нас - хоть потоп". Как считаете вы, уважаемые читатели?

    Публикациюю подготовил Dmitry. Июнь 2008 г. Публикация на новом сайте: ноябрь 2011 г.


    Dmitry

     

    08:05, 25-11-2011 [14]  

    Комментариев еще нет, стань первым!

    Для того, чтобы добавлять комментарии, нужно зарегистрироваться.
    Это займет не больше минуты, и откроет широкие возможности, доступные пользователям портала Lince.ru.

    Ты также можешь авторизоваться через контакте или acebook, чтобы пропустить процесс регистрации и перейти сразу к делу.